best free website creator

Сейчас или никогда

— Как прошёл день? — не помню, сколько раз она задавала мне этот вопрос, но в голосе неизменно ощущается искреннее тепло и доброжелательность. Удивительно, но ей действительно интересно, что случилось со мной за эти скучные сутки.

— Какие-то идиоты расковыряли картоприёмник на терминале у вокзала, пришлось мотаться на другой конец города и заменять, — достаю растрепанную пачку сигарет, там осталось всего две. Каждый день мне встречается несколько любителей халявы, жалобно просящих закурить и «ещё одну, другу». Так и не научился им отказывать, хотя примерный подсчет расходов на такую благотворительность недавно заставил меня ужаснуться.

Ну ничего, двух сигарет мне хватит на сегодня, а завтра попробую сам превратиться в попрошайку. Надо же когда-то начинать с чистого листа.

Не смотрю на неё, но знаю, что она улыбается. Сегодня особенно сложно заставить себя повернуться в её сторону и проявить встречную вежливость.

— Что-то случилось? — мы оба знаем, что это уже не о моей поездке. Такой типичный внезапный женский вопрос, метко бьющий прямо в больное место. Такой простой и такой сложный, ведь на него невозможно ответить правильно. Особенно в нашем случае. — Ветер усиливается, тебе нужно теплее одеваться. Мы ведь не хотим, чтобы ты простудился, правда? — помолчав минуту, как ни в чем не бывало, продолжает она.

Боковым зрением вижу, как носки её старомодных ботинок качаются над самой землёй. Сколько лет прошло, а она так и не избавилась от забавной привычки болтать ногами, сидя на «нашем месте» — незаметном участке набережной, где можно было полюбоваться вечно неспящим городом, не привлекая лишнего внимания. Нам чертовски нравилось проводить здесь свободное время: неподалеку располагался аэропорт, и летними вечерами, когда дневной зной спадал и разгорячённая речная влага переставала давить на лёгкие, мигающие маячки взлетающих и приземляющихся самолётов расчерчивали стремительно темнеющее небо. Усталое солнце пряталось за горизонт и улицы города погружались в уютный сумрак, а вместе с ними окрашивалась в призрачные оттенки неспешная водная гладь.

Ей всегда нравилось наблюдать и за трамваями. По противоположному берегу проходила трамвайная линия и, едва пограничное время между днем и ночью вступало в свои права, неповоротливые пузатые механические гусеницы сбавляли темп, включали уютное внутреннее освещение и начинали показывать нам свои неторопливые диафильмы.

Вот мимо проезжает влюблённая пара — наверняка студенты; у него в руках всего одна алая роза, недорогая, совсем-совсем обычная, но глаза напротив наполнены настоящим искренним чувством, для которого всё это вовсе не важно. Весь мир замер, и все звёзды в недосягаемой выси сейчас светят для них двоих. И мы тактично уступаем им место под этими звёздами.

А вот из окна на нас смотрит милая девочка лет пяти или шести — она так смешно прижалась носом к стеклу, что он стал похож на пятачок или большую пуговицу; малышка обнимает щенка, а сзади на них рассеянно смотрит пожилая женщина, наверняка бабушка. На её лице печать серьёзной болезни, но сейчас она улыбается и даже хворь ненадолго отступила — внучка безгранично рада живому подарку и даже щенок, кажется, ужасно доволен, хоть и не может пошевелиться — столь крепки объятья детских рук.

Вот неуклюжий всклокоченный кот забирается на заднюю площадку, хромая на одну лапу; но его не выпроваживают из трамвая, ему рады, его гладят и один седой как лунь старик даже чем-то угощает бедолагу. Сегодня четвероногое не будет чужим в этом маленьком неспешном храме уюта, который прямо сейчас отправляется в направлении депо, стуча колесами на стыках рельс и громыхая покосившимися токоприемниками.

Она обожает смотреть на эти картинки из чьей-то жизни, что показывают нам проезжающие мимо трамваи.

А я обожаю её.

И это всё усложняет.

— Ты опять слишком сильно задумался, — она смеётся и неловко кидает в воду камешек. — Я прямо вижу, как у тебя в голове закипают мысли. Давай, подую в ухо, а то ведь и правда расплавишься!

И почему именно сегодня? Делаю ещё одну глубокую затяжку.

Крепкие сигареты, именно то, что сейчас нужно.

— Ну и ладно, молчун, — сейчас она наверняка обиженно надула губы, но уже в следующее мгновение снова начнет улыбаться. — А я сегодня наконец-то сумела погладить тех диких уток, что улетели из зоопарка. Долго же они ко мне привыкали! Надо будет чаще кормить их чем-нибудь вкусным, только я так и не поняла, что же им нравится больше всего.

— Я обязательно выясню. Посмотрю в сети, — отвечаю, по-прежнему не поворачиваясь. Сигарета почти скурена до фильтра, главные слова придется сказать уже совсем скоро. Меня начинает бить мелкая противная дрожь и пепел тут же разлетается — сегодня и правда не на шутку ветрено. Алый горизонт затянуло рваными облаками, а солнце будто решило раньше срока превратиться в красный гигант.

Чертовски вовремя.

— Ты же весь вечер хочешь мне что-то сказать, верно? Только никак не решишься, — она подсаживается ко мне поближе. Да уж, в прозорливости ей не откажешь, так было всегда.

Не по годам проницательная и умная. Намного умнее меня, что уж скрывать.

Солнце почти скрылось и ветер начал злобно кусать мои руки и щеки.

Но ей точно не холодно.

— Послушай, — я не знаю, с чего начать. Но мудрые люди утверждают, что начинать надо с главного. Так и поступим. — Я все-таки собрался с духом и записался на приём к тому врачу. Я говорил тебе про него.

Рваные темные облака прочертил одинокий маячок.

— Я помню, — она вмиг посерьёзнела. — Не сказать, чтобы я была удивлена… Но мне казалось, в этом докторе не было острой необходимости.

— Раньше не было! — я всё-таки срываюсь на крик. — Я не могу больше делать вид, что всё в порядке!

Сигарета дотлела до фильтра и обожгла мне пальцы.

Пора её выбросить.

И сигарету тоже.

— Ты ведь разбилась тогда. Самолёт всё-таки рухнул, — мелкая дрожь превратилась в крупную, меня начало трясти по-настоящему.

— Посмотри на меня, — её голос полон усталости, но по-прежнему нежен и спокоен.

Я наконец поворачиваюсь.

Она всё та же.

Ни капельки не изменилась.

Фильтр вырвало из пальцев сильным порывом ветра, закрутило и унесло в неизвестном направлении. Скоро начнется ураган.

— Что тебе сказал врач?

— Что мне нужно расстаться с навязчивой иллюзией, — термины из диагноза я точно не вспомню, но стараюсь повторить самое главное. — Я на грани помешательства. Врачи зафиксировали необратимые изменения в психике и повреждения коры головного мозга. Я не знаю подробностей, знаю только одно — выздоровление теперь только в моих силах. Я должен сказать своей иллюзии в лицо, что её больше нет.

И отпустить.

…Кажется, я плачу.

Или это начался дождь?

Не зря же погода так сильно испортилась. Ветер наверняка пригнал откуда-то целую вереницу переполненных туч и одна из них прохудилась прямо над нашими головами.

Да, это точно дождь. Я не могу плакать, я же мужчина.

Взрослый мужик с одной сигаретой против всего мира.

И передо мной погибшая много лет назад девочка, которую я так и не смог отпустить.

Девочка, что обожает заглядывать в окна уютных трамваев, беззаботно болтать ногами на набережной… и провожать взглядом самолёты, что не падают. Такая вот горькая ирония.

И она — единственная, кому есть дело до того, продувает ли меня ветром, ведь уже почти октябрь, а я до сих пор в летней куртке.

И на другой чаше весов — моя жизнь. Наверное. Неприятно думать, что от моего решения здесь и сейчас может зависеть, поедет ли у меня крыша и я упаду как подкошенный, пораженный инсультом, и меня обнаружат через несколько часов — место здесь укромное, а взбунтовавшийся ветер на паузу не поставить.

…Теплый дождь? В последние дни сентября? Нет, всё гораздо проще — всего лишь кровь из носа. Кажется, я скоро кончусь, но всё ещё никак не решусь твердо произнести главные слова, которые, по мнению врача, должны стать поворотной точкой.

— Ну чего ты, глупый? — ласково улыбается она и вытирает алые следы с моего лица уголком своего синего пионерского галстука. — Нельзя так нервничать, ты должен себя беречь. Тебе срочно нужно домой, ты промок и наверняка простудишься, — она целует меня в щетинистую щеку и звонко смеется. — Смотри как зарос. Отправляйся-ка сушить одежду и пить чай с малиной. А завтра, если не заболеешь, приходи опять. Будем кормить диких уток.

Сейчас или никогда.

Она поправляет мой воротник, ласково взъерошивает волосы, целует в макушку. Пушистый хвост с синим отливом на секунду касается моей щеки, я чувствую легкий запах мяты и нотки карамели, а потом — ничего.

Негнущимися пальцами достаю из пачки последнюю сигарету. Она слегка подмокла, но я ещё смогу её раскурить и хоть немного согреться.

Вдалеке снова слышится мерный стук колёс.

Не забыть бы выяснить, что же любят эти чёртовы утки.



© ficbook

For a Thousand Summers...

Я не помню уже день, когда сел в этот чёртов четыреста десятый автобус… Я решил тогда, что смог тебя защитить, и когда смена закончилась, вместе со всеми уехал прочь из «Совенка». Легкая печальная мелодия из радио усыпила меня.

If it takes forever I will wait for you
For a thousand summers I will wait for you

И эти тысячи, тысячи циклов лета — лета уже без тебя — случились, как в этой песне. Наутро я снова проснулся в ЛИАЗе, снова была смена, снова — Славя у ворот с немного ржавыми петлями. Странно — в тот раз эта ржавчина вроде была не так заметна.

— Привет, ты, наверное, только что приехал? — спросила Славя во второй раз.

«Да нет, не только что…»

— Угу. Меня Сэм зовут. Вообще — Семен, но… зови меня Сэм.

— А меня Славяна, но ты тогда тоже Славей зови!

— Ладно…

Потекли хорошо знакомые дни: с картами, егозой-Ульянкой, бегунком… Все, как в тот раз.

А потом настал день, когда должна была приехать ты… Но тебя не было, и никто и слова не сказал про тебя. Я накануне даже не мог заснуть — видимо, зря. Все потекло своим чередом, как и должно было течь в обычном советском пионерлагере, вот только каждый раз, когда я мог бы закрутить романчик с кем-нибудь из девчонок (подходящие случаи находились), я не делал этого. Наверное, глупо — надо же было хоть чем-то себя развлечь.

А потом появился тот незнакомый пионер – он, кажется, совсем тебя не помнит, хотя и путешествует по кругу бесконечных циклов, как я.

Anywhere you wander, anywhere you go
Every day remember how I love you so

Я понял, что любил тебя, на четвертом или пятом цикле. В памяти всплывали наши с тобой разговоры: мы могли тогда не шифроваться — все равно почти никто нас не понял бы. Английский даже у Ольги Дмитриевны был… скажем, очень неродным. А сейчас — в очередном цикле — я не мог сказать, есть ли ты вообще на белом свете, жива ли?

In your heart believe what in my heart I know
That forevermore I'll wait for you

— Кто же я в будущем?

— Ты — первая женщина-президент Соединенных Штатов! А Барак Обама — наш новый глава Объединенного Межгалактического Флота.

— Лжец!

И ты улыбаешься, и я — мысленно, каждый раз, когда вспоминаю. Всё, что мне остается, — быть оптимистом. Подкалывать кибернетиков. Устраивать почти безобидные розыгрыши с Ульянкой. Цапаться с вожатой. Сватать Женю и Электроника — пусть они будут счастливы в каждой смене. И вспоминать тебя.

А главное — никогда не терять надежду.

The clock will tick away the hours one by one
Then the time will come when all the waiting's done
The time when you return and find me here and run
Straight to my waiting arms

В тот день, когда ты вернешься, мы будем жить. Мы снова пойдем в лес, стараясь не трогать гадюк. Мы сядем там под деревом и будем просто молчать. Мы сыграем в какой-нибудь пьесе и выберем ту, где обязательно нужно будет поцеловаться… или даже без пьесы! Мы никогда больше не отпустим друг друга в руки судьбе. Мы будем вспоминать о тысяче лет со смехом, хотя бы и жить нам останется один день.

Till you're here beside me, till I'm touching you
And forevermore sharing your love

В тот день…


© ficbook

Чернильные ласточки

В этот раз от нее не было обычной посылки, но Саманта и здесь сумела удивить — конверт был непривычно большого размера. Семен начал гадать, что там могло быть. Карта? Портрет? Плакат за мир во всем мире? Нет, для плаката конверт не годился.

Семен еще раз растерянно посмотрел на письмо, которое некуда было положить, и медленно пошел к лагерю. Стоял август: совсем немного времени прошло с тех пор, как Семен решил ненадолго остаться в "Совенке". Конечно, это "ненадолго" грозило растянуться на несколько лет, но сейчас, когда та чудесная смена стояла перед глазами столь ярко, думать о будущем не хотелось.

Летний денек уступал место сумеркам, жара спала, и идти по дороге стало намного легче. Можно было сократить путь и остановиться в деревне, но именно это необычное письмо, казалось, стоило открыть в безлюдном лагере. Почему? Семен не смог бы ответить на этот вопрос. Просто — так чувствовалось, а доверять интуиции парень уже привык. К тому же хотелось помочь сторожу.

Солнце плыло за горизонт, напоследок высветив своими лучами слово "Совенок" на воротах. Створка скрипнула, пропуская Семена внутрь, жалобно пискнула от поворота ключа и затихла. Семен поспешил в "свой" домик, доставшийся ему еще со смены. Столик у окна был залит красноватым закатным светом — остался где-то час, чтобы спокойно прочесть письмо. Шорох бумаги, треск конверта, и вот он — листочек в клеточку…

«Дорогой Сэм,

Писать тебе много не буду, потому что только недавно приехала домой и еще не успела даже к родной речи вокруг привыкнуть. Так что ничего нового пока не приключилось, разве что… но об этом чуть позже. Как я тебе рассказывала, среди прочих моих увлечений не последнее место занимает музыка.

И вот однажды, когда я не могла уснуть в "Совенке" и думала, чем же занять себя, на ум пришел кружок Мику. Идея глупая — кто бы мне открыл? — но я загорелась. К счастью, Мику забыла закрыть окно в клубе, и я… ну, ты понимаешь. Я села за фортепиано, начала играть, а потом так увлеклась, что начала импровизировать. И успела записать свое сочинение, представляешь? Удачно, что в клубе оказались пустые нотные тетради!

В общем, приехав сюда, я не могла забросить свою партитуру. Присылаю исправленный и переписанный вариант тебе на оценку. Ты вроде как говорил, что тебе нравится моя музыка? Так вот, это — по-настоящему моя музыка, и ты должен честно мне сказать, как она тебе, договорились? Не подведи!

Твоя Саманта»

В конверте оказались аккуратно сложенные нотные листки. Партия была выписана чернилами, а на полях были нарисованы маленькие ласточки — или летящие к своим птенцам, которые укрылись в гнездах на другой стороне листа, или просто застывшие в полете. Одна из птичек умудрилась приземлиться на нотный стан, другая подумала, что палочка у ноты — сочный червячок. А на первом листе было выведено: "Ноктюрн Саманты".

Сбитый с толку Семен пытался воскресить в памяти те жалкие отрывочные знания о нотах, которые почерпнул из Интернета, но кроме семи нот и их длительностей его мозг ничего не мог выдать. «А что это за нескрипичный ключ? — лихорадочно думал Семен. — Басовый!.. А как это играть?! Вертикальная линия, волнистая… Галки: "больше", "меньше", legato… Боже». Нет, сыграть это на настоящем рояле ему не суждено. Однако Семен решил, что раз делать ему все равно нечего — почему бы и не попробовать? Тем более что мелодия, судя по всему, спокойная и относительно несложная — без адской кучи шестнадцатых нот.

Как же он ошибался! Учебник игры на фортепиано, найденный у Мику, ровно ничего не прояснил, да и написан он был не для новичков. Семен честно пытался долбить по клавишам, но все это мало походило на мелодию с нежным названием "ноктюрн". Скорее уж марш… марш в панике бегущей армии. Ласточка слева, прикусившая ноту, будто с укором смотрела на горе-музыканта, а птенчики в гнездах в страхе попрятались.

В конце концов — целый месяц спустя — Семен сдался, сложил нотные листы в стопку и написал Саманте: мол, не могу, Сэмми, — в нотах не разбираюсь. Саманта долго смеялась, представив себе пытки рояля, но в ответном письме похвалила Семена за старания. И в качестве подарка прислала ему пластинку с записью своего ноктюрна. Семен и представить себе не мог, как ей удалось достать такое чудо в ее городке и записать на него мелодию… и все ради него.

Солнце ушло за горизонт, обещая вернуться с осенним холодом, однако этой ночью было еще тепло. Мысли и тревоги Семена унеслись прочь, освободив место немного печальной и тихой музыке. Удивленная Луна заглянула в окно клуба, из которого доносились тихие звуки фортепиано. Ее бледный свет, казалось, засеребрил невысокую девочку в синем галстуке за роялем, а над ней — маленьких ласточек, кружащих у потолка.


© ficbook

Monochrome

Когда-то Семен летел с высотки, безумно улыбаясь своему счастью. Когда-то Саманта попала в его сон и узнала его. И Семен ожидал, что проснется зимним утром и все-все расскажет Сове. И она — мудрая девушка — подбодрит его и скажет, что так, именно так оно и будет на самом деле.

И он проснулся: зимним утром, под сияющим солнцем, но в своем мире. Там, куда он и не думал вернуться, — не без нее.

Кто-то скажет, что проблема Семена типична, и вообще люди еще хуже живут, вот только с каждым днем его сердце — нищее и опустевшее — все больше дробилось в мелкую крошку. Он цеплялся за счастливое лето, как мог, но в конце концов привычная жизнь принесла ему покой. Сердце перестало крошиться.

Когда-то Саманта смотрела в даль звездного неба. Когда-то Семен смотрел на нее.

Теперь не стало Саманты, не стало лета.

Не было ведь никакого лета, не было его девочки.

Потому что все это — просто сон в автобусе. Конечно, слишком красочный для обычного сна, но ведь Семен в кои-то веки вылез из своей квартиры, подышал воздухом.

Не было заботливых объятий в глубине леса и мысли: «Донести бы только!»

Не было беседы под луной; месяц привиделся ему — наверное, фонарь мелькнул в окне автобуса.

Не было ангела на балконе, это всего лишь сон во сне.

Не было пьесы и… не было поцелуя по-настоящему. В этот момент сердце Семена звякнуло, запротестовало. И Семен сжал зубы до скрежета. Потому что. Его. Не было.

И слез в подушку не было, пока дед не видит.

Не было больше цветов бесконечного лета. Образ Саманты тускнел, словно какой-то художник искажал картинку, окрашивал ее в серое. Теперь Семен был уверен, что его сон — точно плод усталости, свежего воздуха и старых фотографий.

Не было синих глаз на черно-белом лице и немого вопроса: "Why did you betray me, my Sam?"

Не было теперь Семена — в снегу лежало тело мужчины двадцати семи лет, умершего от разрыва сердца.



© ficbook

Саманте

Из окна самолета ты видишь огни – они в дымке под облаками,
Они светят волшебно, и кажется, словно становятся светлячками.
Они светят прощально, но радостью тихой наполнены наши души –
Мы же встретимся снова? Наверное, да. Только сердце тревога душит…

Улыбаясь чему-то, ты смотришь в окно: ты все ближе и ближе к дому.
Огонек нашей дружбы с тобой навсегда, ведь не может быть по-другому.
Он в ладонях твоих, словно пламя свечи: так неровно горит-мигает,
Вырывается, крепнет – он хочет быть Солнцем – и новой звездой сияет.

Как же быстро прошло то чудесное время, «Артек» и три дня на море.
Обещала вернуться, еще искупнуться – дожди, темнота и горе…
Из окна самолета далекое небо виднеется на рассвете.
Ты заснула в тиши. Огонек где-то рядом – на память о нашем лете.

22.07.2016
В этот день в 1983 году Саманта улетела из Советского Союза домой.

© Стихи Виктора Матросова

Без названия

Кухню заливает ярким светом солнце. Через открытое окно слышны привычные утренние звуки. Щебечет пара жаворонков на дереве возле дома. Вот заурчал двигателем автомобиль – это сосед слева отправился на работу. Звонко звякнул звонок велосипеда, и следом раздалось гудение рожка – это поприветствовали друг друга разносчик молока и разносчик газет. И тут же, от соседнего справа дома на улицу выскочила собака, и мгновение поколебавшись, бросилась с лаем за велосипедом молочника. «С тебя четвертак, Томми!» - рассмеялся и крикнул газетчику паренёк и припустил во весь дух.
А на кухне продолжается свой ежедневный ритуал. Взревела на несколько секунд и смолкла кофемолка. Затем, дыхнув своим ароматом, молотый кофе аккуратно пересыпается в кофеварку. Щёлкнул включатель, и вода, недовольно бурча, стала превращаться на считанные мгновения в пар, чтобы пройдя через пару фильтров превратиться в бодрящий напиток. Из холодильника достали пластиковую маслёнку и, сняв прозрачную крышку, поставили на обеденный стол. Тостер выстрелил парой золотистых кусочков пшеничного хлеба, которые были аккуратно подцеплены и выложены на фарфоровую тарелку. Осталось только поставить на стол кружку, положить вилку и нож для масла.
- Доброе утро, мама, - на кухню входит девочка лет тринадцати-четырнадцати и, позёвывая, садится за стол. Потёрла глаза, почесала за правым ухом, тряхнула хвостиками.
- Доброе утро, Саманта. Как спалось? – к ней оборачивается женщина хозяйничающая на кухне.
- Да так себе, - зевнув в очередной раз, ответила девочка. Взяла, покрутила в руках вилку и положила её на место. Отодвинула от себя тарелку с тостами.
Женщина обеспокоенно посмотрела на дочку.
- Сэмми, с тобой всё хорошо? Какая-то ты бледная. Ты себя хорошо чувствуешь?
- Хорошо.
- Как обычно, кофе?
- Нет, что-то не хочется. Налей, пожалуйста, молока. А может ещё есть сладкая булочка?
- Ну, разве что, пара маффинов... Подожди, сейчас посмотрю.
Из холодильника достают молоко. Зашуршали, разрывая упаковку с маффинами.
- Вот, кушай.
- Спасибо, мам, – девочка откусывает от кекса, неторопливо жуёт, вздыхает и кладёт его обратно на тарелку, запивает молоком. – Совсем не такой вкус.
- Да что с тобой, Сэмми? – тревожится женщина.
- Я сегодня странный сон видела, - медленно говорит Саманта.
- Сначала приснился «Артек», ненадолго, всего на пару мгновений, а точнее, только пляж у моря. Вечер, стою босиком на песке и смотрю, как солнце заходит. Подул ветерок, я зажмурилась, а когда открыла глаза, оказалась совсем в другом месте. Тоже на пляже, только на берегу озера. Ко мне шла взрослая девушка и на очень плохом английском звала на репетицию и всё спрашивала про какого-то Семёна, такое имя смешное. И вот мы с ней идём куда-то, и оказываемся возле небольших домиков. Знаешь, мам, они какие-то вроде и старые, краска местами слезла, а смотрю на них, и так спокойно становится, как будто что-то родное. Заходим в один из них, а там уже люди собрались, несколько девочек и только один мальчик. И вот мы что-то читаем по бумажкам, они всё на русском, я их не понимаю. А мальчик постоянно на меня смотрит и глаза грустные-грустные, как будто что-то мне плохое должен сказать и не может. Закончили репетицию, и пошли в столовую на «poldnik», где нам дали по стакану чего-то кислого и по булочке. Кислое в стакане назвали «kefir», и так смеялись, когда я скривилась, попробовав его. А потом взамен принесли мне стакан обычного молока. Съела булочку, мягкая такая, свежая, сверху вся сахаром обсыпана, выпила молоко, стала стакан на стол ставить, а он у меня из руки выскользнул, упал на пол и разбился. И тут я проснулась.
Женщина подходит к дочке, гладит её по голове, обнимает.
- Сон как сон. Волнуешься, наверно, перед поездкой, вот и снится такое.
Саманта закрывает глаза и прижимается к маме.
- Мам, я там письмо написала, отправь, пожалуйста.
- Куда?
- В Советское посольство.
Женщина отстраняется и удивлённо смотрит на дочку.
- Зачем?
- Я ещё раз хочу съездить в Союз. И не зря мне сегодня это приснилось. Пожалуйста.
- Хорошо, вот вернётесь со съёмок, и мы все вместе это обсудим. Давай собираться, а то на рейс опоздаете.

- Папа, мне страшно, меня тошнит...
Самолётик как игрушку трясёт из стороны в сторону, вверх-вниз, бледные пассажиры вцепились в подлокотники кресел. На одном из кресел сидит девочка и плачет. А с соседнего ряда мужчина пытается её приободрить.
- Ничего, Саманта, всё будет хорошо. Ещё пару минут и мы сядем. Потерпи немного, дочка, всего пару минут. Ты же храбрая девочка. Мама нас встретит, наверняка приготовила что-нибудь вкусное. Поговорим про твою поездку в Союз.
- Вы меня отпустите?
- Конечно, вот приземлимся и поговорим. Успокойся, доченька, всё будет хоро...

Тьма. Тишина. Запах бензина. Запах дыма. Сигаретного. Слышно только потрескивание сгорающей бумаги сигареты при вдохе и длинный выдох спустя пару секунд.
- Chertova rabota. Kombiniruy eti real'nosti, - произносит раздражённый женский голос.
- Меня тошнит... Папа, где ты? – на заднем сиденье автомобиля заворочалась и приподняла голову девочка. Открыла глаза и увидела женщину, она стряхивала пепел с сигареты в окно. Губы поджаты в раздражении, глаза слегка прищурены, длинные прямые волосы. Услышав девочку, выбросила щелчком сигарету, обернулась.
- О, проснулась. Что ты говоришь?
- Меня тошнит.
- Вот такие у нас дороги, тебя укачало, и ты уснула. Возьми, попей воды, - протягивает ей бутылку минералки.
- Спасибо, - девочка берёт бутылку и делает пару глотков.
- А где папа?
- Как где? Дома, в Штатах.
- Но мы же с ним летели на самолёте...
- Nedokombinirovala, blin.
- Что вы говорите, я не понимаю?
- Говорю, поспи. До «Совёнка» ещё сто километров ехать. Поспи, Саманта.


© burarum

Перекрёсток

Возле первого отряда остановилась вожатая и окинула взглядом собравшихся.
- Доброе утро. Что-то вас мало.
- Так Алиса и Ульяна в столовой дежурят, Лена пошла за Женей, Семён вон на подходе, - ответила Славя, махнув на показавшегося с противоположной стороны площади парня. Все непроизвольно проследили за её рукой, указывающей на неторопливо идущего пионера.
- Опять галстук абы как повязал. Сколько можно показывать? – недовольно проворчала Ольга.
- Доброе утро, - кивнул собравшимся Семён.
- Доброе. А почему ты один, где Саманта? – вожатая развязала галстук Семёна и сноровисто принялась повязывать вновь.
- Вы же её сегодня с подъёма должны опекать, - парень следит за руками вожатой, в который раз пытаясь запомнить последовательность действий.
- Нет, сегодня ты.
- Нет, вы.
- Я её с утра не видела.
- Представьте себе, я тоже.
Окружающие их пионеры притихли, следя за перепалкой.
- Семён, где Саманта? – злится Ольга, недовольно хмуря брови.
- Да не знаю я, постучался в домик, а там пусто. Решил, что вы уже над ней шефство взяли, вспомнили материнский долг.
- Семён! – прикрикивает вожатая.
- Что Сёма, опять накосячил? – поинтересовалась Женя, приход которой из-за спора и не заметили.
- Женя, откуда у тебя эти жаргонизмы? Вроде с Двачевской не общаешься, - переключила своё внимание на библиотекаря Ольга, - и где Лена?
- За Алёной пошла, - буркнула Женя, - вон, уже возвращается.
- Ох, мать моя, пресвятая революция, - вздыхает вожатая, глядя какой растерянной идёт к ним Лена через площадь, - А Алёна-то где?
- Какая-какая революция? – с самым невинным видом интересуется Семён.
- Семён, я из тебя когда-нибудь чучело сделаю. И поставлю рядом с Гендой. В назидание потомкам, - мягко, с ласковой улыбкой говорит Ольга, поправляя тому ворот рубашки. Затем подбоченилась и гаркнула, - Понял?!
- Ольга Дмитриевна, а Алёны нигде нет, - с дрожью в голосе произносит подошедшая Лена, - и фонарик из домика пропал.
- А фонарика-то ты как заметила пропажу? – спросила Славя.
- Так он на столе лежал, а сейчас его нет. Сразу и увидела. А ещё она вчера про старый корпус меня спрашивала. Я как-то сразу и подумала... – стушевалась Лена.
- Что она пошла в старый корпус? – уточняет вожатая.
- Ну, да... – совсем уже тихо прошелестело в ответ.
- Значит, Саманты нет, Алёны нет, фонарик тоже ушёл погулять. Можно предположить, что ушли втроём? Ну что же, предположим, - принялась размышлять вслух Ольга, затем расстроено вздохнула.
- Каждую смену... Одно и то же... Старый корпус... А давайте найдём Чёрную вожатую... А где здесь живёт девочка с хвостом как у кошки... – простонала вожатая, схватившись за голову.
- Да одному искателю в прошлом году кости на ногах еле сложили, запнулся там на лестнице! Ещё одну свои же подруги чуть заикой не оставили... Пошутить захотели, закрыли её там в подвале... Сколько я уже докладных писала... Чтобы снесли к едрене фене этот корпус...
И заметив, с каким любопытством на неё смотрят пионеры, скомандовала.
- Что рты пораскрывали? Становись! Смирно!
- Так. Женя, в библиотеку. Мику – клуб. Саша – клуб. Славя, Лена – пройтись ещё на всякий случай по лагерю, может где-нибудь здесь спрятались. Семён, Сергей – вы идёте со мной в Старый корпус. Всем понятно?

- Саманта, вставай! – потрясла за плечо спящую девочку Алёна.
- Ну, вставай же, засоня! – нетерпеливо притопнула ногой, подёргала Саманту за нос.
-
А, что случилось? – девочка открыла глаза и принялась крутить головой, пытаясь освободиться от пальцев Алёны.
- Вставай, засоня. Надо идти. Понимаешь? Идти.
-
Куда? Что случилось? Да хватит меня уже дёргать! Перестань! – Алёну бьют по рукам, а если бы ноги не запутались в одеяле, то и пнули бы.
- Вставай, мы пойти вместе должны были, я тебе записку в двери оставляла. Вот же она у тебя на столе, - со стола берёт немного помятый весь в каких-то небольших рисунках тетрадный лист и крутит перед лицом Саманты.
- Тут же всё понятно. Вот ты, - тыкает пальцем в нарисованную девочку в пилотке.
- Вот я, - показывает на девочку с двумя хвостиками на голове.
- И вот я иду к тебе в домик в 6 утра, - переводит палец на следующий рисунок, на котором изображён домик и часы рядом.
- А потом мы вместе идём гулять, - две девочки стоят рядом с калиткой в заборе.
-
Так это ты мне написала? Зачем нам надо идти? – Саманта отбрасывает одеяло в сторону, садится на кровати.
- Ну, Саманточка, ты же тут ничего и не видела. И не увидишь с нашей Ольгой. Пойдём, я тебе такие места покажу. Давай, одевайся, - Алёна берёт со стула аккуратно сложенную форму и протягивает американке.
-
А мисс Ольга знает? – Саманта протягивает руки и берёт форму.
- Да далась тебе эта Ольга. Строит из себя взрослую, скучную. А сама, девчонка девчонкой, - отвечает Алёна, одновременно утвердительно кивая головой, видимо поняв, о чём её спрашивают.
-
Отвернись, пожалуйста, я переоденусь, - просит её американка, показывая на свою пижаму, а потом тыкая пальцем в Алёну и крутя им.
- Что? Ты? Я? Что я должна? Отвернуться? Да у меня такие же. Хочешь, покажу? Ох, расти им ещё до Лениных и расти, - девочка начинает расстёгивать свою рубашку.
-
Алёна, прекрати! Что ты делаешь? – её опять бьют по рукам.
- Да хватит уже, синяки же будут. Не хочешь смотреть, и не надо, было бы с чем сравнивать, - Алёна от обиды скрещивает руки на груди, надувает губы и отворачивается. Затем до её слуха доносится шорох одежды и спустя пару минут.
-
Я готова!
Девочка оборачивается, смотрит на Саманту, довольно-таки придирчиво, затем улыбается, берёт её за руку и командует.
- Пошли!
Дорожка, тропинка, вломились в одни кусты, вторые, и вот, калитка.
- На ночь закрывают, а то, что через неё запросто перелезть можно, как будто и не знают, - рассмеялась Алёна.
- Вот смотри, наступай сначала сюда, а потом сюда, - хлопает она по правой ноге Саманты, потом по щели в столбе, а затем по левой и по перекладине на калитке.
- Понятно? Сюда и сюда.
Саманта кивнула и осторожно начала подниматься, попытавшись перекинуть ногу, сообразила, что будут видны её трусики, ойкнула, покраснела и прижала подол юбки к ногам.
- Пф! Думаешь, что твой ненаглядный Семён за тобой подсматривает?
- Что? Сэм? Он здесь? – всполошилась американка.
- А-ха-ха! – рассмеялась Алёна, - Прячутся, в столовой глаз друг с друга не сводят, за ручки держатся, когда ходят. И все ничего не замечают? Да нет здесь Семёна, успокойся. Нет, Семён, нет.
Поняв это Саманта, по-прежнему розовая от смущения, осторожно перелазит через забор. А следом, с изяществом и проворством кошки, перелетает Алёна, отряхивается, берёт Саманту за руку и тянет в сторону леса.
- Идти, Саманта. Идти.
Идут сначала по широкой протоптанной тропе, затем сворачивают около неприметной сосны и углубляются в лес. Молчат. Алёна улыбается, слегка щурится от удовольствия, видимо, ей очень нравятся такие прогулки, задрав голову смотрит на макушки деревьев, заметив птицу следит за её полетом. Саманта же почти всю дорогу смотрит себе под ноги, боясь запнуться о некстати вылезший корень дерева. Замечает фонарик, заткнутый сзади за ремень у Алёны. Хлопает по нему.
- Алёна, зачем он нужен?
Спутница достаёт его, крутит в руках.
- Представляешь, идём мы, идём, и вдруг медведь нам навстречу. Медведь, - Алёна поднимает руки вверх, слегка косолапя ногами и громко рыча, надвигается на Саманту.
- У-у-у, я медведь, голодный медведь, сейчас я тебя съем!
Американка ойкает со страха, в испуге отступает.
- И тогда включаю фонарь, свечу ему в глаза, - Алёна щёлкает несколько раз кнопкой включения, - А если не помогает, по голове ему ка-ак дам! Бум! И он убегает.
Девочка машет фонариком как дубинкой, изображая удар.
- Ура! Я победила! Да здравствует Алёна - победительница медведей! – ставит правую ногу на вовремя попавшийся пенёк, будто на поверженного врага, поднимает руку с фонариком вверх, - Хвалите меня! Прославляйте меня!
Затем видит, с каким недоумением на неё смотрит Саманта, вздыхает, берёт её за руку и ведёт дальше.
- Обычная хитрость. Весь день вчера Лене уши прожужжала разговорами про старый корпус, оставила фонарик на видном месте. И с собой забрала. На линейке, наверно, будут решать, кто отправится нас искать там. А нас там и нет, - тихонько хихикнула, - Какая я хитрая придумщица.
- О, Лена, она довольно странная девочка, - ухватилась американка за единственное ею понятое слово.
- Да, Лена. Я её очень люблю, хоть и не всегда понимаю. Зато, она тоже не всегда понимает меня. Так и живём, такие все загадочные-загадочные. Аж жуть.
- Подстроила такое, никогда бы на неё не подумала.
- Грустит часто, а потом такое может выкинуть, что прямо ой. Наверно, замуж надо отдавать срочно. Вон хоть за Шурика или за Семёна. Не, за Шурика не надо, он ещё страннее Лены, - девочки перепрыгивают через небольшой ручеек, Саманта пытается пойти вдоль его берега, но её тянут дальше.
- И я никак не пойму, всё-таки как она ко мне относится. Мне Сэм, что-то пытался объяснить, но у него с английским беда, слов не хватает.
- Ах да, с Семёном тоже не выйдет, он твой. Это что, один Сыроега остаётся? Бр-р, не надо. Я ей получше жениха найду, - Алёну от этого предположения даже передёргивает.
- Но я её простила, надо будет с ней поговорить.
- Ты уж прости сестрёнку. А, Саманта? Простишь ведь? Ты добрая. И она тоже добрая, - просительно смотрит на американку.
- Да, обязательно поговорить, - кивает Саманта, Алёна радостно хлопает в ладоши и обнимает её, смеётся, - Ура, Алёне помирительнице! Ой, нет, примирительнице.
- Алёна, прекрати, ты меня сегодня или запугаешь до смерти, или задушишь. Куда мы вообще идём? Заблудимся ещё тут.
- Пойдём, ну что остановилась? Ещё чуть-чуть осталось. Пойдём, - машет рукой куда надо дальше идти, - А то живёшь здесь, а что видела? Домик, столовая, пляж, библиотека. А тут такие замечательные места есть. Вот, смотри.
Раздвигает в стороны ветви молодой поросли и девочки выходят на поляну.
- И зачем ты меня сюда привела? Обычная поляна, обычный дуб, на поляне где костры жгут и то красивей, - разочарованно тянет Саманта.
- Ты чего это? Это знаешь, какое дерево? Дерево Снов. Нигде больше такого нет. Полезли. Ну, давай, не пожалеешь. Смотри, как я делаю.
Говоря это, Алёна подходит к дубу и показывает, куда надо наступать, за какие ветки удобней держаться. Видно, что сюда нечасто, но приходят люди, кое-где к стволу, в особо трудных местах, прибиты доски. И вот, спустя несколько минут, девочки осторожно лезут вверх, сначала Алёна, постоянно оглядываясь и подсказывая, затем Саманта. Наконец залезли до развилка двух толстых ветвей. Алёна машет вдоль одной, показывая на несколько досок, сколоченных в подобие небольшой площадки. Девочки, балансируя руками, идут к ней.
- Ф-фу! Пришли, - облегчённо вздыхает Алёна. Садится и, хлопая ладонью по доскам, приглашает Саманту сесть рядом.
- Если бы я знала, что надо будет делать, то ни за что бы не пошла с тобой. Это же разбиться можно. И это я Лену называла странной, да она тебе в подмётки не годится, – тяжело дыша, говорит американка, опасливо косясь на край площадки и дальше на землю, до которой, - Да тут метров восемь, как мы слезать будем? Ждать пока нас найдут и принесут лестницу?
- Да, мне Лена это место показала, по секрету. И не бойся ничего, давай ложись, - и Алёна легла на спину, заложила руки за голову. И зажмурилась улыбаясь.
Саманта посмотрела на неё, потом опять на край площадки, вздохнула и осторожно сначала села, потом вытянула ноги, вновь покосилась на Алёну, и легла как она. Жёстко, неровные доски, сучок какой-то в спину впился, надо немного подвинуться. Слабый ветер, шелест листьев, скрип веток, кое-где сквозь прорехи кроны виднеется небо. Вот бабочка летит над их головами, а внезапный порыв ветра сбивает её с пути. Чуть сильнее зашелестели листья. Шелестят, убаюкивают, шелестят, шелестят. Убаюкивают. Убаюкивают.

- Здравствуй, Саманта.
- Здравствуй, мама. А где папа?
- Хорошая сегодня погода, тепло, солнечно. Тебе такая нравится.
- Да, хорошо сегодня.
- Посылка вот пришла и письмо с ней. Из советского посольства.
- Здорово! А что там?
- Написали, что в «Артеке» какой-то мальчик тебя фотографировал, но снимки напечатал только дома. Сделал из них два одинаковых альбома и отправил туда. Один для «Артека», а второй просил, чтобы тебе переслали. Не знаю, как и где он путешествовал, но вот только сейчас добрался до Америки. Пишут ещё, что какая-то советская девочка, эти их чудные имена, так не вспомню, собралась в США. Как ты когда-то в Союз. Спрашивают, можно ли приехать к нам.
- Конечно! Обязательно! Пусть приезжает.
- Я сегодня вечером напишу им ответ.
- Мама.
- Ох, доченька...
- Мама, я здесь. Почему ты на меня не смотришь? Вот же я, рядом.
- Как мне вас не хватает, - заплакала женщина, становясь на колени перед памятником и обнимая его.

- Здравствуй, Саманта.
- Здравствуй, мама. А где папа?
- Да ты же знаешь, как он паркуется, может до сих пор место ищет, - рассмеялась женщина и обняла девушку. Поцеловала её. Погладила по плечу. Посмотрела вниз.
- И это все твои вещи? Один чемодан?
- А мне больше и не надо, - улыбнулась Саманта, - Если что, советское правительство выделит.
- Привет, Сэмми!
- Папа! – радостно воскликнула девушка.
- Ну вот скажи нам, как мы тебе разрешили ехать учиться в Союз? До сих пор понять не можем? Ты нас загипнотизировала? И что это за помпезное название? Институт Дружбы Народов. Такое только коммунисты могли придумать.
- Да, папа. Это был гипноз, меня завербовало КГБ, ваше разрешение поехать – это первый экзамен, а институт на самом деле прикрытие для школы разведчиков, - расхохоталась Саманта.
- Пойдёмте уже, скоро регистрация на рейс.
...
По территории «Совёнка» торопливо идёт девушка. Иногда смотрит по сторонам, всего на пару мгновений, ведь это сейчас не самое важное. Главное там, впереди.
- Саманта? Привет! – внезапно слышит она. Оборачивается, смотрит на поприветствовавшую её девушку.
- Славя? Ты? Здесь? Откуда?
- Я уже третий год езжу сюда на лето вожатой, - Славя подходит, с любопытством оглядывая американку.
- О! А у тебя хороший английский, - удивляется та.
- Спасибо, Семёну.
- Какому Семёну?
- Семёну Владимировичу Горюнову, моему преподавателю английского в институте, - рассмеялась Славя.
- А где мой... Ой, а где Сэм? – смутившись, спрашивает Саманта. Славя грустнеет, берёт её за руку.
- Пойдём к Ольге, она теперь здесь замначальника лагеря.
И спустя несколько минут, плачущая Саманта сидит на диване рядом с Ольгой, та её обнимает, утешает. Говорит, а Славя переводит.
- Пропал зимой. Никто не знает куда. Нашли только смятую постель, испорченные продукты на столе. Криминального точно ничего не было, милиция приезжала, кинолог с собакой, всё здесь проверили, обнюхали. Как будто лежал на кровати, раз, и исчез. Вот только потом в вещах бумажку с адресом нашли, а чей это, не знаю...
...
Скрипнула открываясь дверь лифта. Из него робко вышла Саманта, покрутила головой по номерам квартир, нашла нужную, подошла. Глубоко вздохнула и нажала кнопку звонка. Послышались шаги, и дверь открыла молодая девушка.
- Привет.
- Привет, - опешила от такого приветствия девушка.
- Вы говорите по-английски?
- Немного.
- А Сэм, то есть Семён дома?
- Да, - лёгкая улыбка.
- Могу я его видеть? – забилось сердце. «Неужели он здесь?»
- Пока нет. – «как нет, где он?»
- А когда он будет?
- Месяца через 3, - девушка вновь улыбается и гладит заметно выступающий живот.
Сердце остановилось.
- До свидания.
Еле переставляя ноги Саманта разворачивается и идёт к лифту. Не сразу находит кнопку вызова. Хорошо что он остался на этом этаже. Затуманившимися от слёз глазами ищет цифру «1».
- Что вы хотели? – доносится до неё вопрос.
- У вас будет замечательный сын, - шепчет Саманта в закрывающиеся двери лифта.


По территории «Совёнка» торопливо идёт девушка. Иногда смотрит по сторонам, всего на пару мгновений, ведь это сейчас не самое важное. Главное там, впереди.
- Саманта? – внезапно слышит она. Оборачивается на звук голоса. А, там же скамейка в тени деревьев. Всматривается в сидящих. Девушка с очень длинными косами. Прикрывшись газетой дремлет какой-то парень.
- Славя? Ты? Здесь? Откуда?
- Я уже третий год езжу сюда на лето вожатой, - Славя подходит, с любопытством оглядывая американку.
- О! А у тебя хороший английский, - удивляется та.
- Спасибо, Сёме.
- Сёме?
- Да, моему мужу, - поднимает правую руку, показывая обручальное кольцо.
- Сёма, посмотри кто приехал! – окликает спящего.
Парень лениво поднимает руку, стягивает с лица газету.
- Сэм?
- Саманта?

Хлопнула, закрываясь, дверь машины. Девушка опускает дорожную сумку на пыльный асфальт. Оглядывает ворота, статуи пионеров возле них. Недавно красили похоже. Всего-то по паре надписей на постаментах. Тихо. Знойный воздух. Одни неугомонные насекомые жужжат. Послышался шелест в кустах, и оттуда показалась любопытная мордашка мальчика лет 10.
- Привет!
- Привет!
- А ты к кому приехала?
Саманта улыбнулась, подошла к пареньку, потрепала того по макушке и порывшись в боковом кармане джинсов достала пару карамелек, протянула их ему.
- Спасибо, - ответил ей мальчик, взял конфеты и юркнул в своё укрытие.
Девушка развернулась и пошла назад, чтобы взять сумку.
- Здравствуй, Саманта. Наконец-то я тебя дождался!


- Саманта! Что с тобой? Саманта! Проснись!
Алёна обеспокоенно трясёт девочку за плечо. Саманта открывает глаза, подносит к ним руки и вытирает слёзы, швыркает носом.
- Что это было?! Что это было, Алёна?!
Вскакивает, хватает Алёну за руки. Кричит.
- Что это было?! Почему я всё это увидела?! Почему?! Почему?! Это правда?
- Отпусти, мне больно! - Алёна пытается освободиться, дёргает руками. Наконец ей это удаётся, обнимает Саманту, притягивает её к себе. Американка обнимает её и, уткнувшись в плечо, плачет.
Алёна гладит её по голове.
- Что это? Это всё со мной может произойти? Я не хочу. Я хочу быть только с Сэмом.
- Я не знаю, что Дерево тебе показало. Мне оно показывает всегда один и тот же сон. Радостный. Поэтому я тебя и взяла с собой, думала, и ты такой же увидишь. Прости меня. Всё будет хорошо. Вот увидишь.
Такими их, спустя час, Лена и нашла. Две девочки сидели на дереве обнявшись и плакали.

© argh

История Саманты: День рождения

Пролог: 7 Лет вместе.

Я - Семён.
Я - Парень, пришедший из другой реальности.
Когда то, я жил в 21 веке, но каким то чудом, я попал в восьмидесятые года. А если быть по точнее - то я попал в советский пионерлагерь "Совёнок". Там я познакомился с удивительными людьми. С теми, с кем я в прошлой жизни общаться попросту не мог... В том мире, мне от жизни нужно было только три вещи - еда, компьютер, и сон. Каждый день всё шло по чётко отрепетированной схеме. Встал, позавтракал, компьютер, поужинал, лёг спать. Одним как то декабрьским днём, мой бывший однокурсник позвал меня на встречу однокурсников. Я сел на 410 автобус, но доехать до места назначения я не смог. Я провёл в лагере почти 3 недели... Вру. Я провёл в лагере больше четырёх лет. Так вот, о людях. В лагере я встретил тех, кому я был не безразличен. Те, которые заставили меня вновь полюбить жизнь.
Славя - золотоволосая девушка с двумя косичками. Постоянно всем и во всём помогала. Всегда было можно рассчитывать на её поддержку.
Лена - с виду закрытая и застенчивая, но не менее милая девушка, и очень хороший друг. Именно она помогла мне, когда я лежал в психушке... но не будем об этом...
Наши рыжие проказницы, Ульяна и Алиса. Ох и не слабо нам всем доставалось от их проказ, да и им особо не сладко жилось, когда их наказывала наша любимая вожатая - Ольга Дмитриевна. Любительница сбросить свои обязанности на других. Чаще всего на меня и Славю.
Мику - человек оркестр. Она прекрасно играет на всех музыкальных инструментах, и разговаривает так быстро, что пистолет-пулемёт Шпагина нервно курит в сторонке. Но... зато с ней всегда есть о чём поговорить. Со временем привыкаешь к ней.
Наши кибернетики, чтоб их... Серёга Сыроежкин, он же Электроник, и Александр... фамилии не помню, но мы все его звали под именем Шурик. Только и делали, что действовали нам на нервы, но они тоже хорошие ребята, если смотреть на них с другой стороны. Я не могу не упомянуть Сову. Девушку из леса, с которой я познакомился уже после смены в лагере. Я пошёл в лес, на "Охоту" за медведем, и встретил её... Она не раз нас выручала. Например тогда, когда в лагерь приехала инспекция. Однако она сделала для меня гораздо большее...
Алёна - сестра Лены. О ней я мало что могу сказать. Так же как и о Жене, нашей грозной библиотекарше, и деде Георгие, у которого я собственно и жил 4 года.
Но я могу многое сказать о другом человеке.
Саманта Смит - Ангел мира. Девушка, которую я спас от смерти в моём мире. Она приехала к нам в "Совёнок", и меня приставили к ней личным переводчиком. Мы стали хорошими друзьями, а со временем, и больше. Со времени нашего знакомства с Сэми прошло уже почти 7 лет. Она забрала меня в Америку. Представила меня родителям, и они оставили меня жить у себя. Сейчас мы живём в пригороде Нью-Йорка, в большом двухэтажном доме. Родители Саманты стали работать в какой то телефонной компании. Саманта продолжала работать на телевиденье. Вела детскую передачу. Я же отличался тем, что работал на дому - я был писателем. И похоже хорошим, раз мои книги раскупали, а ко мне шли деньги. Саманта была за меня рада, и её родители похоже тоже, так как я не разу от них не слышал "Бездельник", "Где Сэм его только нашла". Вообще Артур и Джейн довольно милые. Ко мне относятся хорошо, да не против наших отношений с Самантой. Джейн в свободное время учит меня готовить что-то кроме яичницы и пельменей, которые меня в свою очередь научила делать Саманта, которая училась лишь с одним мотивом - сделать мне сюрприз на 24 день рождения. Она знала, что я даже не смотря на некоторые грустные события, скучал по родине. А Артур иногда подкидывал мне другую работу, ведь книги пишутся долго, а прожить на гонорар долго невозможно. Мы с ним хорошо сдружились. И иногда мы вместе ходим в бар, что бы пропустить по стаканчику скотча. Саманта, хоть и была против того что бы мы пили, но всё же была довольна нашим сближением с её отцом. В нашем доме в пригороде было всё что нужно для проживания.
Большая просторная гостиная. Две ванные. Кухня. Кабинет. Библиотека, и три спальни. Одну делили Артур и Джейн. Вторую заняла Саманта, а третью взял я. Однако Саманта почти каждую ночь сбегала ко мне, и ложилась ко мне в кровать. Мы не могли уснуть друг без друга. По одиночке, нам снились кошмары. Особенно мне. Мне снилось что моя Сэми, так и не приехала за мной в лагерь, и не забрала меня оттуда. Мне снилось что она умерла в той автокатастрофе... И даже осознавая что всё это - лишь кошмарный сон, из глаз всё равно текли слёзы. Мы слишком много пережили, что бы терять друг друга.

День 1

Воскресенье. Июньская жара доставала везде, куда только проникала. Я сидел в кабинете, за столом, и пытался написать очередную главу своей новой книги. Время уже близилось к закату. Через открытое окно я услышал звуки автомобиля Артура, а через пару секунд, его разговор с Самантой. Они обсуждали кто как провёл свой рабочий день. Я встал из за стола, задвинул стул, и пошёл встречать Саманту и Артура, пряча в карман штанов небольшую тёмно-синюю шкатулку. Я вышел в коридор. Саманта, увидев меня, бросила пакеты с продуктами, и кинулась меня обнимать.
Саманта: Привет, Сэм! Я так соскучилась!
- Она поцеловала меня в щечку. Я ответил поцелуем в губы, и крепко обнял её.
Семён: Я тоже Сэм, я тоже...
- Я действительно сильно соскучился. Я делаю это всегда, когда её нет рядом.
Семён: Как прошёл день?
Саманта: Хорошо. Рассказывала сегодня рождественскую историю, про "Скрягу Скруджа" Чарльза Диккенса.
- Рассказывая о своём рабочем дне, она улыбалась.
Семён: Рождественскую? А разве ещё не рано? Июнь месяц на дворе.
- Я тоже улыбнулся.
Семён: Да и по мне она немного жутковата.
Саманта: Я просто следую вашей поговорке. "Готовь сани летом, а шубу зимой".
- Она сказала это на Русском. Я улыбнулся ещё шире.
Семён: Ты делаешь огромные успехи в учёбе! И до поговорок наших дошла.
Саманта: Ну должна же я чем то тебя удивлять.
- Она оставила на моих губах сладкий поцелуй.
Артур: Ну, молодёжь, помогите кто-нибудь.
Саманта: Ой. Прости папа.
- Саманта освободила меня из объятий, и стала помогать отцу с покупками. Я тоже стал помогать. Я взял пакеты из рук Сэми, и поставил их на стол. Сэм и Артур сели за стол, а я налил им по стакану водички.
Артур: Спасибо Сэм.
- Запыхавшийся Артур залпом осушил стакан. Саманта сделала пару глотков, и поставила стакан на поверхность стола.
Саманта: А как у тебя прошёл день, Сэм?
Семён: У меня?
- Я стал вспоминать что произошло за день.
Семён: Ну я... Написал три новых главы для книги.
- Я написал не меньше пяти, но стоило услышать об этом Саманте - она начинает говорить, что я себя изматываю. Как морально, так и физически. Мне ничего не стоило написать пять глав за один присест, просто после долгого рабочего дня, после 10 написанных глав, я остаюсь выжатым как лимон. А раньше я думал что писатель - самая простая профессия. Сиди себе, пиши, деньги зарабатывай. Ага. Фиг там.
Саманта: Дашь посмотреть?
- С улыбкой спросила она меня.
Семён: Может я наберу тебе ванну? Ты устала за весь день.
- Я знал на что можно отвлечь Сэми. Ванна с пеной - единственное что она любит на свете так же как и меня. Ах да, ещё и шоколадное мороженое с карамелью и клубникой.
Саманта: Да... Я так устала...
- Она вытянула руки вверх, и закрыла глаза.
Саманта: Так что я принимаю твоё предложение.
- Мы улыбнулись друг другу, и пошли наверх. Пока Артур убирал продукты в холодильник, Саманта переодевалась в купальник, а я наполнял для неё ванну с пеной. Я взял в руки резиновую уточку, и сжал её несколько раз. Она издала совершенно не похожее на кряканье писк.
- "Подделка мирового масштаба" - усмехнулся я, и пустил резиновое существо плавать по пенистой поверхности воды. Через пару минут пришла Саманта, и погрузилась в воду.
Саманта: Уххх... Хорошо... Спасибо Сэм.
- Она улыбнулась, и закрыла глаза.
Семён: Всегда пожалуйста, моя принцесса.
- Что бы Сэм ещё больше расслабилась, я стал делать ей массаж шеи. Саманта явно получала от этого огромное удовольствие. В моём мире, меня бы за это назвали подкаблучником. Делаю что угодно, лишь бы угодить девушке, что бы чего то от неё добиться. Я же шлю эти стереотипы, и тех кто их распространяет куда подальше. Я делаю массаж Саманте, потому что она это любит, и мне приятно.
Саманта: Сэм, а ты вспоминаешь о своём времени?
- Вопрос, который мне не задавали уже как минимум два года. Я ответил.
Семён: Ну да, а что?
Саманта: Расскажи о нём. Пожалуйста. Если тебе не трудно.
Семён: Ну что рассказывать? в 2016 году, выборы президента Америки выиграл Дональд Трамп.
Саманта: Шутишь?
- Она села, и неверующе посмотрела на меня.
Семён: Честно. Клянусь своей, ещё не вышедшей книгой.
- Она засмеялась. Однако улыбка померкла, и она отвернулась.
Саманта: А что случилось после того как...
- Я понял о чём она.
Семён: Ну... в твою честь первый понедельник июня превратили в день твоей памяти. То есть памяти тебя. В США открыли фонд, занимавшийся организацией поездок групп школьников из Советского Союза в Америку. В СССР открыли Центр детской дипломатии. Тебе поставили памятники в обеих странах...
- Мне было рассказывать об это тяжелее, чем Саманте об этом слушать.
Семён: В "Артеке" открыли аллею с твоим именем... Писали песни о тебе...
Саманта: А отношения СССР и Америки?...
Семён: Они ухудшились. ЦРУ винило в твоей смерти КГБ, а те в свою очередь винили ЦРУ. В моё время, когда СССР развалилось, и начала существовать Россия, отношения между странами стали ещё хуже. Мир буквально в шаге от третьей мировой войны...
Саманта: Это грустно... Неужели всё так плохо?
Семён: Ну... Не совсем. Теперь еду, одежду, и прочие товары из Америки можно было покупать везде. Можно было общаться друг с другом по телефонам без проводов. Они были у каждого, и причём без кнопок. А письма можно было отправлять и получать за считанные секунды.
Саманта: Правда?
Семён: Да. На смену видеомагнитофонов пришли с начала дисковые проигрыватели, а затем любой мог посмотреть фильм, даже не выходя из дома, имея свой собственный компьютер. Они кстати тоже были почти у каждого. Технический прогресс шагнул далеко вперёд. Правда машины ещё не летают.
Саманта: Хотела бы я посмотреть на твой мир.
Семён: Ты увидишь его через лет 10-15.
Саманта: Так долго ждать...
- Она опустила руки на стенку ванны, и затем опустила на них голову. Её лицо с начала выглядело печально, но затем она резко встала, и с улыбкой посмотрела на меня.
Саманта: Когда ты со мной, я готова ждать хоть вечность.
Семён: Я на всё готов, лишь бы только ты была рядом.
- Я обнял Саманту.
Саманта: Я всегда буду с тобой.
- Эти слова грели меня внутри. Я поцеловал Саманту в губы. Она потянула меня на себя за футболку, и я упал в ванную. Она смеялась. Я ударил по воде руками, и с угрюмой улыбкой посмотрел на неё. Она смеялась. Это было так прекрасно. Её лицо такое родное. Такое Любимое. Я поддался вперёд, и нежно поцеловал её в губы.
***
Я вытер голову полотенцем, и лёг на кровать. Саманта стояла у окна, одетая в розовый халат, и смотрела на улицу.
Саманта: Мама приехала.
- Объявила Сэми, и пошла встречать Джейн. Я так же встал, и спустился вниз в гостиную. Джейн сидела на диване, в объятиях дочки, а Артур готовил на кухне пиццу, по своему собственному рецепту. Мать и дочь беседовали о своём о женском, и в моей компании они пока не нуждались. Я мог бы помочь Артуру, но я себя хорошо знаю. От меня больше вреда чем пользы. Я вышел из дома. Вечерняя прохлада приятно ударила по лицу, что заставило меня улыбнуться. Я подошёл к почтовому ящику, открыл его, и достал оттуда почту.
- "Счета... Журналы Саманты... Письмо. Это интересно." -
Письмо было адресовано мне и Саманте. Отправителем была Славя. Что не так уж и странно, ведь я сам давал наш почтовый адрес. Смотря на её аккуратный подчерк, я не мог сдержать улыбки. Писала она конечно на русском, ибо английскому её некому учить. Того, кто более менее из её друзей знал английский - забрали в Америку. Забрав почту, я вернулся в дом.
Семён: Сэм. Можно тебя?
Саманта: Да, конечно.
- Саманта подошла ко мне. Я показал ей письмо.
Саманта: Это письмо от Слави!
- Сэм обрадовалась. Она Аккуратно вскрыло конверт, и вытащила из него листок.
Саманта: Сэм... Прочти пожалуйста ты, я ещё плохо знаю Русский...- Сэм смутилась и покраснела. Я поцеловал её, и сказал.
Семён: Всё хорошо. Я прочту.
- Румянец на её щеках не спадал. Она смотрела на меня с улыбкой.
Саманта: Спасибо, Сэм.
- Я стал читать
- "Дорогие Семён и Саманта.
Я надеюсь письмо дойдёт до вас. Я впервые пишу кому-то за границей. Надеюсь у вас всё хорошо. Скучаю по вам. Я была так рада, когда вы к нам прилетали полгода назад. Саманта, спасибо тебе ещё раз за твой набор для макияжа. В институте всё хорошо. Преподаватели хорошо обо мне отзываются. Говорят, что из меня получится хороший врач. Недавно виделась с девчонками. Алиса основала свою рок-группу. Ульянка наша так выросла. Учится на первом курсе в нашем институте. Лена стала доктором в той больнице, где лежал ты. Мику стала настоящей звездой эстрады. Она уже успела дать пару концертов в кремле. Ольга Дмитриевна пошла работать в школу. Теперь следит там за порядком. Я со всеми часто вижусь. Надеюсь вы тоже к нам приедете ещё раз. Не чужие ведь люди. И ещё. Сэм, я знаю что 29 Июня у тебя день рождения. И поскольку я не знаю когда дойдёт до вас письмо, я поздравляю тебя сейчас. Тебе уже 19 лет. Уже взрослая. А мы ведь помним, как ты к нам приезжала ещё школьницей. Эх... Хоть и самой не много, но чувствую себя гораздо старше, когда говорю так. Желаю тебя здоровья, счастья, и благополучия. Обними пожалуйста Сёму за меня. Очень сильно по вам скучаю. Буду ждать от вас ответного письма. Оно ведь будет? Ваша Славя." -
В моей голове будто взорвалась бомба. Как я мог забыть о дне рождении Саманты?! Хорошо хоть Славя напомнила.
Саманта: Как это мило.
- Она обняла меня, глядя в письмо.
Семён: Да... Хорошо что у нас с тобой такие хорошие друзья.
- Я улыбнулся. Саманта тоже.
Артур: Эй, семья! Идите к столу!
- Мы взглянули в сторону кухни, и снова друг на друга.
Саманта: Я пойду переоденусь.
Семён: Только не долго, хорошо?
Саманта: Хорошо.
- Она чмокнула меня в щечку, и убежала наверх, переодеваться. Я пошёл на кухню, и присоединился к Артуру и Джейн за столом. Смит старший разрезал пиццу, которая получилась просто огромной. Вскоре пришла Саманта. Одетая в красную футболку с надписью СССР, такую же как у Ульяны. Мы купили её, когда шли по магазину одежды. Увидев её, мы не сдержали смеха, и тут же её купили. А потом сфотографировали, и отправили фотографию Ульяне. Интересно, какая у неё реакция была.
Сэм села за стол.
Саманта: Приятного аппетита.
Семён | Джейн и Артур: Приятного аппетита.
- Мы принялись за еду. Я часто поглядывал на Саманту.
- "День рождения 29 числа. А подарок у меня уже есть. Надеюсь тебе понравится Сэми" - прожевав кусок пиццы, я втянулся в беседу за столом. Артур рассказывал о смешном прошествии на работе. За ужином время дошло до десяти часов. Джейн вызвалась мыть посуду. Артур сел смотреть телевизор, а мы с Самантой пошли наверх. Мы расстались на развилке, и разошлись по своим комнатам, пожелав друг другу спокойной ночи. Однако меньше чем через час, когда Джейн и Артур заснули, дверь моей комнаты тихонько открылась. Сэм на цыпочках забралась ко мне под одеяло, и попала прямиком в мои объятия.
Семён: Спокойной ночи, любимая.
Саманта: Спокойной ночи, мой любимый...
Мы поцеловались, и легли спать.
***
Мне снилась наша первая встреча с Сэм.
Остановка у ворот "Совёнка". Автобус. Оркестр, организованный Мику. Шеренга встречающих пионеров. И я, рядом с вожатой. Вот из автобуса выходит Саманта, в своей кожаной куртке, и синей пилотке.
Саманта: VSEM PRIVET
- Крикнула она. Это было мило и забавно... кто бы мог подумать, чем это всё обернётся в будущем.
***
Я проснулся посреди ночи. На часах 2:27 часа ночи, 27 Июня 1990 года. До дня рождения Саманты два дня. Я и забыл что мой особенный подарок лежит в кармане штанов. Я осторожно вытащил его. В свете ночных фонарей, я разглядел синюю бархатную шкатулку, а открыв её, я увидел в свете луны блеск кольца с бриллиантом.
Семён: Надеюсь ей понравится.
- Я закрыл шкатулку, и убрал её в "Книгу с секретом". Затем лёг обратно на кровать, и посмотрел на спящую любимую. Вскоре я снова заснул.

День 2

Звон будильника насильно вытащил меня из царства Морфея. Я открыл глаза. Сэми уже встала, и потягивалась.
Семён: Доброе утро.
- Ласково сказал я. Саманта развернулась.
Саманта: Доброе утро.
- Она убрала упавший на лицо локон волос, и нежно поцеловала меня в губы. К несчастью такие моменты не длятся вечность. С другой стороны, за это их и любят.
Саманта: Что хочешь на завтрак?
- Я сделал задумчивый вид, и вскоре ответил.
Семён: Оладий с мёдом, приготовленные тобой.
- Сказал я, и замурлыкал как кот.
Саманта: Будет сделано.
- Она снова меня поцеловала, и убежала вниз. Я посмотрел на свои супер электронные часы - подарок на рождество от наших дружков кибернетиков. Часы не только показывали время, но так же дату, и день недели. 27.06.1990. Пятница. Сегодня у Саманты сокращённый рабочий день. Артур работает допоздна, а у Джейн выходной. Кстати, мне нужно было поговорить с Джейн, по поводу дня рождения Саманты. Я встал с кровати, заправил её, и отправился в ванную. Почистив зубы и умыв лицо, я спустился на первый этаж. Саманта накрыла на стол, но сама поесть не успела, так как торопилась на работу. Она поцеловала родителей в щечку.
Саманта: Мам, пап, я побежала. Звонила Дженис, сказала что сегодня летучка.
- Затем она подбежала ко мне, и чмокнула меня в щечку.
Саманта: Прости, любимый, не могу с тобой позавтракать. Оладьи уже готовы, приятного аппетита.
Семён: Спасибо, котёнок.
- Я грустно улыбнулся и провожал Саманту взглядом. Она надела свою розовую кофту, и отправилась на автобусную остановку. Я сел за стол, и стал есть свою порцию оладий, политых сверху мёдом, и оставленным лично для меня шоколадным автографом Саманты Смит.
- I Love you Sam. -
Я начал есть. Артур и Джейн о чём-то беседовали, и я не счёл нужным присоединяться к ним. Я съел оладьи, и опустошил чашку кофе. Помыв посуду, я пошёл в гостиную, и стал смотреть новости по телевизору. По новостям показывали Горбачёва, нового президента СССР. Или как называл его мой дед - Горбатый Х... Я переключил канал, и стал смотреть рекламу. Часы Montana, такие были у моего отца. Фотоаппарат Polaroid. Саманта подарила мне такой несколько лет назад, и он до сих пор в отличном состоянии. Правда мы его редко используем. В основном когда выезжаем на пикники. У нас с Самантой уже целый альбом фотокарточек.
Nintendo Entertainment System - первая игровая приставка, которая у меня была. Может купить её? Для нас с Самантой. А что? Сыграем вместе в Контру, после рабочего дня, повеселимся. Не... Мы уже слишком взрослые для игр. Саманте почти 19 лет, а мне, если считать две моих жизни, уже около пятидесяти.
Артур: Ну всё, дорогая, я поехал.
- Артур уже стоял в прихожей, и менял свои домашние тапочки на туфли.
Джейн: Удачного дня, дорогой. Смит старшая поцеловала мужа, и проводила его до крыльца. Я дождался пока машина Артура скроется за поворотом, и отправился на кухню, что бы поговорить с Джейн.
Семён: Джейн, можно с вами поговорить о дне рождении Саманты.
Джейн: Да, конечно.
- Она улыбнулась мне, и пригласила сесть меня за стол. Я сел, и продолжил разговор.
Семён: Это касается дня рождения Сэм.
Джейн: Эх... моей девочке исполняется девятнадцать лет... А кажется что ещё только вчера меняла ей подгузники...
- Я едва подавил смешок. Собравшись, я продолжил.
Семён: Да. И я хочу в её день рождения...
- я выждал паузу.
Семён: ...сделать ей предложение.
- Джейн едва не подавилась своим кофе.
Джейн: Предложение?
Семён: Да. Предложение руки и сердца. Я хочу предложить ей выйти за меня.
- Лицо Джейн разлилось в улыбке.
Семён: Мы с ней уже вместе 7 лет... ну или почти 7, если считать и те 4 года в лагере... Мы слишком много пережили вместе, и я хочу скрепить наши отношения.
- Джейн смотрела на меня с улыбкой.
Джейн: Сэм. Ты понимаешь насколько ответственен этот шаг?
- Она спросила меня просто так, для галочки.
Джейн: Ты ведь понимаешь, что тебе придётся жить не только для себя, но и для неё, и для ваших детей.
- Долго над ответом мне думать не пришлось.
Семён: Да. Я всё понимаю, всё осознаю, и я готов сделать этот шаг.
Джейн. Тогда...
- Она выдержала паузу. Этих двух секунд было достаточно, что бы по моей спине прошёл парад мурашек.
Джейн:... я вас благословляю...
- Она произнесла эти слова с улыбкой, и взяла мои руки в свои. Я облегчённо выдохнул, и успокоился.
Джейн: Кольцо то купил?
Семён: Конечно, ещё на прошлой неделе.
- Я быстро метнулся в комнату, за шкатулкой с кольцом, и вернулся в кухню, что бы показать его Джейн.
Джейн: Сразу видно, не пожадничал.
- Она засмеялась.
Джейн: Но знаешь что?
- Она сняла с безымянного пальца левой руки своё кольцо, и протянула мне.
Джейн: Артур подарил мне это кольцо, когда делал мне предложение. Мы пошли гулять в парк, и там, под ветвями ивы, он сделал мне предложение...
Семён: Джейн... Простите, но я не могу...
Джейн: Можешь, Сэм, можешь.
- Она мило и непринуждённо улыбнулась. Я внимательно изучил кольцо. Вместо бриллиантов, на нём был большой рубин, и небольшие изумруды по всей оси. Сразу было видно, что кольцо очень дорогое. И по этому я ещё больше хотел вернуть его Джейн.
Джейн: И не думай даже отказываться.
- Словно прочитав мои мысли сказала она.
Джейн: В детстве, Саманта увидела кольцо, и спросила меня "Мама, а откуда у тебя это красивое колечко?". Я сказала ей, что мне его подарил её папа...
- Джейн вдруг начала плакать. Я начал волноваться.
Джейн: Она сказала мне... "Он увидел твою настоящую красоту, и доброту, которую ты излучаешь. По этому он тебя и полюбил. И захотел на тебе жениться".
- От этих слов мне самому захотелось заплакать. Внезапно Джейн обняла меня. Её лицо скрылось в моей шее, а её слёзы падали мне на плечо.
Джейн: Я так р-рада... что ты есть у неё...
- Я попытался успокоить миссис Смит, и стал поглаживать её по спине. Она села ровно, и вытерла слёзы с лица. Никогда не любил смотреть на слёзы женщин. Даже если это были слёзы радости. Это разрывало мне сердце.
Джейн: Я надеюсь...
- Она вытерла слёзы салфеткой
Джейн: Что ты сделаешь всё по правилам... Артуру я сама всё скажу. Он против тебя ничего не имеет. Ты ему даже нравишься. Так что он только будет рад.
Семён: Хорошо... спасибо вам... За то что благословили... и за кольцо...
- Она лишь улыбнулась мне в ответ.
Я думал, куда мне можно было убрать кольцо, и сразу вспомнил о своей дорогой деревянной шкатулке наверху, с замком. Там я хранил старые письма Саманты, и её фотографии. Я поднялся в свою спальню, и спрятал кольца в шкатулку. Ключ я всегда носил у себя на шее, что бы предотвратить любые легальные попытки взлома моего сундука с сокровищами. Над книгой работать охоты не было. Я лёг на кровать, и закрыл глаза. В глазах предстал образ шокированной Саманты, улыбающиеся лица Джейн и Артура, и впавших в ступор гостей.
Семён: ... Выходи за меня.
- Сэм едва сдерживалась что бы не закричать от радости, но не смогла, и с криками кинулась мне на шею.
Саманта: Я СОГЛАСНА!!!
- Она заплакала. Её родители так же заплакали.
Голос: Ты молодец, Сенька, я смотрю ты наконец решился сделать это.
- Я открыл глаза.
Семён: Кто здесь?
- В комнате никого не было. Я снова закрыл глаза. Перед глазами встал образ Пионера.
Семён: Ну здрасте! Давно не виделись.
- Ему стоило появиться всего на пару секунд, а я уже его ненавижу.
Пионер: Ты не подумай, я ничего тебе не сделаю. Только поздравить тебя пришёл.
- Я смотрел на него с презрением.
Пионер: В конце концов, ты получил наконец то, что заслужил.
Семён: А ты не должен был уже вернуться в свой мир, а?!
- Я знал что это всего лишь мне привиделось, но он так действовал мне на нервы, что хотелось побить его. Он помрачнел. Я открыл глаза, и посмотрел на часы. Полдень. Я спустился в гостиную. Над книгой работать настроения не было. Я решил сделать другое, не менее полезное дело - убраться в доме. Джейн это одобрила, и пошла готовить обед. Пока я проходился пылесосом по ковру, я думал о пионере. В лагере, он что то сделал со мной, и забросил меня в другую реальность.
Славя: Отойди! Ты мне солнце загораживаешь!
- Как вспомню Славю такой - у меня мурашки табуном по коже пробегают. Однако он вернул меня в... чуть менее странную реальность. И тут я вспомнил нашу постановку. Ромео и Джульетта. Наш поцелуй, который должен был быть по идее понарошку... Но мы с Самантой решились на настоящий поцелуй... Вожатая после такого "Нарушения устава пионера" посадила меня под домашний арест. А Саманту она и вовсе хотела отправить обратно в Америку. Но не тут то было.
Закончив пылесосить, я вытряхнул пыль из пылесборника пылесоса в мусорный бак, чихнул пару раз, и вернулся в дом. Затем я занялся стиркой. Среди своей грязной одежды, я нашёл свой пионерский красный галстук. Воспоминания болью отдали в голове.
Приезд Саманты. Восход на Генду. Постановка "Ромео и Джульетты". Тестирование бочки на плавучесть с Ульяной. Поход. Саманта на моих руках. Из глаз текли слёзы, а из двух ранок шла кровь, пропитанная змеиным ядом. Ночь, старый корпус, Алиса и медведь. И последний день смены. И все эти воспоминания хранились не только во мне и Саманте. Они хранились и в клочке красной ткани...
- "Нет, дружище, в стирке ты не нуждаешься." - Я отложил его в сторону, а сам принялся за стирку. После стирки, довольный своими подвигами в домашнем быту, я сел за обеденный стол. Джейн подала к столу рагу из кролика.
Джейн: Приятного аппетита.
Семён: Спасибо.
- Ответил я, и стал есть. После обеда я вымыл тарелку, и вынес мусор. Бросив мешок с отбросами в контейнер, я встал у дороги, и посмотрел в сторону города. Когда Саманта только привезла меня в Америку, мы жили в многоэтажном здании, на самом пентхаузе. Но Артур решил, что вчетвером на там было тесно, и по этому купил для всех нас дом в пригороде. Здесь было больше простора, но всё равно частенько я чувствовал себя здесь чужим... Стоило это услышать Саманте, как она тут же крепко меня обнимала, и прижималась ко мне. Этот способ... помогал развеять сомнения...
Послышался звон. Мимо проезжал мальчик, развозивший газету. Обычно это делают с утра, но он похоже проспал. Он бросил мне газету, и скрылся с большой скоростью.
В газете ничего интересного не было. Подумаешь, у какой то кинозвезды очередной новый ухажер. Это пусть читает Артур. Я сложил газету на столе, а сам отправился в свою комнату, и развалился на кровати, и не заметил как уснул. Разбудило меня что-то, довольно очень тёплое создание. Этим созданием оказалась Саманта. Она вернулась домой, и сейчас сидела рядом со мной на кровати.
Саманта: Привет, спящий красавец...
- Она улыбнулась моей любимой улыбкой, и взяла меня за руку.
Семён: Привет... ты уже вернулась?...
- Она легла рядом, и я заключил её в свои объятия.
Саманта: Да, я тут, с тобой. Как день прошёл?
Семён: Чуть не умер со скуки...
- Я пересказал ей всё что сделал за день. Про разговор с Джейн я разумеется умолчал.
Саманта: Я знакомила зрителей с русскими поэтами. Читала Пушкина в прямом эфире.
- Я засмеялся.
Семён: Я смотрю, ты их приучаешь к русской культуре...
- Меня трогало то, что Саманта постоянно пытается стать ближе ко мне, изучая русскую культуру.
Саманта: Да... и получается вполне неплохо. Только вот многие родители это не одобрили... Редакцию завалили негативными письмами. Ты ведь знаешь, Сэм, США и СССР всё ещё плохо общаются друг с другом.
- Это она ещё не знает про то, что Барак Обама практически объявил России войну, и попытался задушить её санкциями.
Семён: Да... Понимаю. Они просто не понимают, что мы по сути ни чем не отличаемся друг от друга...
Саманта: И это непонимание меня и пугает...
Семён: Это одна из тех причин, что заставило тебя написать письмо Юрию Андропову?...
- Мне захотелось узнать об их переписке с Андроповым побольше.
Саманта: Ну... Да...
Семён: А вообще можешь рассказать мне, что тебя побудило написать Андропову.
- Саманта замялась, и опустила взгляд.
Саманта: Ну, как-то я увидела на обложке журнала «Time Magazine» президента США Рейгана и нового советского руководителя Андропова в качестве человека года. В одной из статей того журнала было сказано, что новый руководитель СССР является весьма опасной личностью и что под его руководством Советский Союз как никогда угрожает безопасности США. Тогда я спросила у родителей, что «если Андропова все так боятся, почему не напишут ему письмо и не спросят, собирается ли он начинать войну?» Мама, шутя, ответила: «Ну, напиши сама», и я написала.
- Я хотел было спросить "Ты испугалась мнимой угрозы?", но я промолчал, так как это нельзя было сказать, не оскорбив чувства Саманты. Она процитировала своё же письмо.
Саманта: Уважаемый мистер Андропов,
Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашей новой работой. Я очень беспокоюсь, не начнётся ли ядерная война между Россией и Соединёнными Штатами. Вы собираетесь проголосовать за начало войны или нет? Если Вы против войны, скажите, пожалуйста, как Вы собираетесь помочь предотвратить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на мой вопрос, но я хотела бы знать, почему Вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну. Бог создал Землю, чтобы мы все вместе жили в мире и не воевали.
Искренне Ваша, Саманта Смит.
И он ответил мне. Ответил девочке из Хоултона, маленького городка, которого даже нет на карте.
Семён: Я думаю, его сразу же внесли на карту, как только о узнали о ответе Андропова.
- Саманта встала, и ушла в свою комнату. Я подумал что она обиделась, и решился пойти за ней. Но она вскоре вернулась. В руках она держала белый, вскрытый с боку конверт. Она отдала его мне, и я стал читать. Оно было на двух языках. Видимо тогдашний генеральный секретарь партии хорошо знал английский.
- Дорогая Саманта!
Получил твоё письмо, как и многие другие, поступающие ко мне в эти дни из твоей страны, из других стран мира.
Мне кажется — я сужу по письму, — что ты смелая и честная девочка, похожая на Бекки, подружку Тома Сойера из знаменитой книги твоего соотечественника Марка Твена. Эту книгу знают и очень любят в нашей стране все мальчишки и девчонки.
Ты пишешь, что очень обеспокоена, не случится ли ядерная война между двумя нашими странами. И спрашиваешь, делаем ли мы что-нибудь, чтобы не дать вспыхнуть войне.
Твой вопрос — самый главный из тех, что мог бы задать каждый думающий человек. Отвечу тебе на него серьёзно и честно.
Да, Саманта, мы в Советском Союзе стараемся делать все для того, чтобы не было войны между нашими странами, чтобы вообще не было войны на земле. Так хочет каждый советский человек. Так учил нас великий основатель нашего государства Владимир Ленин.
Советские люди хорошо знают, какая ужасная и разрушительная вещь война. 42 года тому назад нацистская Германия, которая стремилась к господству надо всем миром, напала на нашу страну, сожгла и разорила многие тысячи наших городов и сёл, убила миллионы советских мужчин, женщин и детей.
В той войне, которая закончилась нашей победой, мы были в союзе с Соединенными Штатами, вместе боролись за освобождение от нацистских захватчиков многих народов. Я надеюсь, что ты это знаешь по урокам истории в школе. И сегодня мы очень хотим жить в мире, торговать и сотрудничать со всеми своими соседями по земному шару — и с далёкими, и с близкими. И, конечно, с такой великой страной, как Соединённые Штаты Америки.
И у Америки, и у нас есть ядерное оружие — страшное оружие, которое может в один миг убить миллионы людей. Но мы не хотим, чтобы оно когда-либо было пущено в ход. Именно поэтому Советский Союз торжественно, на весь мир объявил, что никогда — никогда! — не применит ядерное оружие первым ни против какой страны. И вообще мы предлагаем прекратить его дальнейшее производство и приступить к уничтожению всех его запасов на земле.
Мне кажется, что это — достаточный ответ на твой второй вопрос: «Почему вы хотите завоевать весь мир или по крайней мере Соединенные Штаты?» Ничего подобного мы не хотим. Никто в нашей стране — ни рабочие и крестьяне, ни писатели и врачи, ни взрослые и дети, ни члены правительства не хотят ни большой, ни «малой» войны.
Мы хотим мира — нам есть чем заняться: выращивать хлеб, строить и изобретать, писать книги и летать в космос. Мы хотим мира для себя и для всех народов планеты. Для своих детей и для тебя, Саманта.
Приглашаю тебя, если пустят родители, приехать к нам, лучше всего — летом. Узнаешь нашу страну, встретишься со сверстниками, побываешь в интернациональном лагере детворы — в Артеке на море. И сама убедишься: в Советском Союзе все — за мир и дружбу между народами.
Спасибо за твоё поздравление. Желаю тебе всего самого хорошего в твоей только что начавшейся жизни.
Ю. Андропов
- Я прочитал письмо два раза, и поднял глаза на Саманту.
Семён: А он дольно милый. Я думал что все генсеки были угрюмыми, злобными, орущими мужиками, со стальным сердцем.
Саманта: Ты ошибался.
- Я думал после моего заявления, она обидится. Но Сэм только улыбнулась, и поцеловала меня в губы.
Саманта: Потом я приехала в СССР
- Она продолжила свой рассказ. Я стал внимательно её слушать, будто примерный ученик на уроке истории.
Саманта: Журналисты буквально не выпускали нас не на миг. Просили что бы я дала им интервью. Одна журналистка меня спросила, что бы я хотела сказать детям советского союза, своим сверстникам. Я ответила, что здесь, в СССР, я надеюсь у меня будет много друзей.
Семён: Сбылось.
- Улыбаясь сказал я.
Семён: У тебя есть Ульяна, Славя, Лена, Мику, Сова, Алиса, Ольга Дмитриевна...
Саманта: И ещё подруги и друзья из "Артека".
Семён: А где тебе больше понравилось?
- Саманта задумалась. Спустя несколько минут она ответила.
Саманта: в "Совёнке". Ведь там...
Семён: мы встретились...
Саманта: Да...
- Она обняла меня, и уткнулась носом в мою шею. Я обнял её за талию.
Семён: Знаешь, до того как попасть в эту реальность... я не разу в лагерях не бывал.
Саманта: И как тебе твоя первая смена?
- Мне долго думать не пришлось.
Семён: Великолепна.
- Она улыбнулась. .мы просидели ещё так пять минут, пока не раздался стук в дверь. Саманта отпустила меня, и поправила свою причёску.
Семён: Да да.
- Дверь открылась, и в комнату вошёл Артур. Неужели его рабочий день тоже сегодня сократили?
Артур: Сэм.
Семён | Саманта: Да.
Артур: Ой... Забыл что вы оба отзываетесь на имя "Сэм". Семён, можно тебя на минутку? Саманта, мама сказала что ты так и не съела ничего.
Саманта: Ну папа...
Артур: Марш есть. Мама разогрела для тебя рагу. Пальчики оближешь.
- я решил внести свои пять копеек.
Семён: Сэм, иди покушай.
Саманта: Только если ты об этом просишь.
- Она встала, и вышла из комнаты. Артур, убедившись что Саманта спустилась на кухню, закрыл дверь, и сел на стул у окна. Я понял зачем он пришёл.
Артур: Это правда, что рассказала мне Джейн?
- Хоть я и не видел, но уже чувствовал как я побледнел. Я кивнул головой. Губы Артура скривились в улыбку.
Артур: Сынок, я так рад!
- Он стал трясти мою руку. Он еле сдерживался, что бы не закричать.
Артур: Сэм, ты мне нравишься, из вас выйдет прекрасная пара.
- Он отпустил меня, и стал рассуждать о гостях на свадьбе.
- Так, на свадьбе гостей будет не меньше 100. Тётя Оделоида, дядя Маркус, его племянник Ян, друзья с работы, Гарри, Фред, Дин, Тина, Томас... Мама Джейн. Разумеется моя мама...
Семён: А можно пригласить наших друзей?
- Перебил его я
Семён: Из лагеря...
Артур: Нужно, Сэм, нужно.
- Артур пустился в дальнейшие рассуждение. После пятнадцати минут, он выдал своё фирменное
Семён: Надо выпить.
- Он не был пьяницей, как большинство жителей моего мира, но тоже любил пропустить по кружке пива в баре. А что я? Я не мог ему отказать. Мы попрощались с девушками, сели в машину, и поехали. Из Форест-хиллс до Нью-Йорка мы добрались за двадцать с лишним минут. Я сидел на заднем сиденье, и смотрел в окно. Артур, напевая себе под нос какую то песенку, сидел за рулём.
Мы остановились возле бара мистера МакСурли. Людей в нём сегодня было немного.Артур хотел заказал нам обоим пива, однако я попросил себе колы. Не пьяными же нам за руль садиться? Мы разговорились с Артуром.
Артур: Не переживай, Сэм, свадьбу я оплачу.
- Я хотел возразить, но...
Артур: А у нас такая традиция. Отец оплачивает свадьбу дочери.
- Я начинал чувствовать себя никчёмным. Кольцо мне дала Джейн, а свадьбу собирается оплатить Артур.
Внутренний голос: Ну и что с того? Ради счастья дочери, они готовы внести свой вклад. Потом их отблагодаришь. И тем более, весь основной удар ты берёшь на себя. Ты ведь собираешься сделать ей предложение. Они же тебе в этом просто помогают
- Он может быть прав... Голос в смысле. Допив свою колу, и осмотрел полу пустой бар.
Парень 1: Покажи ещё раз их адрес.
- Голос был мне знаком. Я посмотрел на двух парней, в чёрных куртках, сидящих за столиком в углу. У одного из низ были длинные волосы, почти до плеч. У второго наоборот, короткие.
Парень 2: Форест хиллс, 95 13, 68 авеню. Тут так написано.
- Второй голос тоже был мне до чёртиков знаком. И что самое важное - Они говорили на русском!
Семён: Шурик? Электроник?
- Кибернетики обернулись на мой голос.
Кибернетики: Семён?
- Они встали, и по очереди пожали мне руку.
Электроник: Давно не виделись!
Шурик: Это точно. Сколько уже?.
Семён: 6 лет. Вы как здесь оказались?!
- Не смотря на то что эта парочка раздражала меня в лагере, я был рад их увидеть.
Они практически не изменились, за тем исключением что они немного подросли.
Электроник: Так мы к тебе как раз и приехали.
- Вот те на. И зачем это я им нужен?
Шурик: А вернее к Саманте. Мы ей подарок на день рождение привезли.
Семён: А откуда вы узнали?
Шурик: Так от Слави.
Семён: Понятно, а что привезли?
Электроник: Медведя мы ей привезли, Олимпийского.
Семён: А не поздновато? Олимпиада 80 уже давно закончилась.
Шурик: Мы это знаем. Знаешь как этого медведя было тяжело найти?
Электроник: Все скинулись. Даже ДваЧе.
Семён: О, вы и Алису с собой привезли?
- Электроник испуганно посмотрел назад.
Электроник: Ну Семён... Шуточки у тебя с бородой...
- Держась за сердце, он сел на стул.
Артур: Семён, а с кем это ты?
- Артур подошёл к нам с наполовину пустой пивной кружкой.
Семён: А это наши друзья из лагеря.
Я по очереди представил ему Шурика и Электроника. И опять я выступал переводчиком. Забытое чувство.
Артур: Очень приятно.
Кибернетики: И нам тоже.
Мы все сели за столик, и стали предаваться воспоминания, и рассказам о жизни после лагеря. Эл и Шурик после лагеря поступили в институт имени Соколовского, а потом и остались там работать. Я же рассказал им, как я проработал 4 года сторожем, один из которых был бесплатным. Мы дружно погоревали из за закрытия "Совёнка", и даже подняли стаканы в его честь.
Шурик: За "Совёнок"
Семён: За "Совёнок"
Артур: For "Owlet"
Электроник: За "Совёнок", ты объединил нас под своими крышами, сплотил нас, и наши страны...
- Лирический конец Эла рассмешил нас всех. Мы заказали себе ещё выпить. Кроме меня, и Шурика, мы с ним заказали по газировке, и продолжили болтать о своём. Я посмотрел на часы, висящие на стене.
Семён: Семь часов, нам пора уже ехать ребят.
- Мне не хотелось разрушать идиллию вечера, но если я не верну Артура домой, до того как он выпьет четвёртую кружку пива - Сэми очень расстроится.
Электроник: Ох... Ну что ж...
- Мы встали, и пожали друг другу руки.
Электроник: Был рад повидаться, Сём. Мистер Смит, был рад знакомству.
Артур: И я тоже.
Попрощавшись, мы с Артуром вернулись к машине. Тут к нам из бара прибежал Шурик.
Шурик: Сём, подарок то забыл.
- Он вручил мне медведя.
Семён: Спасибо. Всего хорошего.
Шурик: и тебе. Передавай привет Саманте.
Семён: Передам.
Уже через полчаса мы были дома. По дороге мы с Артуром купили цветы для наших любимых.
Саманта: Пионы... Мои любимые... Спасибо, Сэм...
- Она чмокнула меня в щечку.
Семён: Это ещё не всё, я тут наших кибернетиков встретил, они тебе подарок привезли. От всех наших друзей из "Совёнка".
Саманта: Как это мило.
- Стоило мне показать ей Олимпийского мишку, как её лицо стало радостно удивлённым. В точь точь как у Ульяны.
Саманта: Надеюсь ты передал им от меня спасибо.
Семён: Конечно. Они все поздравляют тебя с грядущим днём рождения.
Саманта: Жаль я не могу их отблагодарить всех прямо сейчас.
- Я вспомнил, что кибернетики мне оставили номер телефона того отеля, где они остановились.
Семён: Девчонок увы не сможешь, а вот Серёгу и Сашу можешь.
- Я достал из кармана записанный на салфетке номер телефона. Она выхватила его у меня из рук.
Саманта: Я побежала звонить им.
- Она убежала. Затем вернулась, и крепко поцеловала меня в губы.
Саманты: Спасибо за цветы, Сэм.
- И убежала снова. Артур уже сидел в кресле, и смотрел по телевизору какой то боевик. А нее, не какой то, а Терминатора. Я сел на диван, и тоже стал смотреть. Джейн принесла нам наш ужин. Стейк был хорош. Я быстро съел свою порцию, и отнёс тарелку в раковину. Помыв посуду, я отправился в свою комнату. Время приближалось к десяти часам. Я сходил принял ванну, почистил зубы, переоделся в ночную одежду, и лёг в кровать. Однако я пока не решился заснуть. Я ждал. И вот, дверь в спальню Джейн и Артура хлопнула, а через 10 минут, дверь моей спальни скрипнула, и в комнату вошла Сэм. В ночной чёрной футболке, и чёрных шортиках.
Саманта: Сэм...
- прошептала она
Саманта: Ты не спишь?
Семён: Думаешь, я усну без тебя?
Она легла ко мне под одеяло, и я заключил её в свои объятия.
Семён: Спокойной ночи.
Саманта: Спокойной ночи любимый.
Глаза начали слипаться от усталости. Я не стал затягивать со сном. Я чмокнул Сэм в губы, и закрыл глаза. Встречай, мир грёз.

День 3

Я смотрел в окно, на пейзажи снаружи. Лесная местность погружалась в темноту, чёрные грозовые тучи заслонили собой свет солнца.
Саманта: Лео, я думаю что уже действительно пора остановиться.
Семён: Что? Лео?
- Я посмотрел на водителя, а точнее в зеркало заднего вида. Действительно, за рулём сидел Лео. В своих очках, ковбойской шляпе, и с ехидной улыбкой на лице.
Лео: Да успокойтесь же. Эта развалюха под дождём не растает.
- Я хотел закричать, но вдруг резко заболело горло. Я вообще не мог сказать ни слова. МЕНЯ ВООБЩЕ ТУТ НЕТ! Я посмотрел на свои руки. Они прозрачные. Я призрак. Я пытался прикоснуться к Сэм, но моя рука прошла сквозь неё. Удар молнии.
Саманта: Лео, тебе не кажется что мы слишком разогнались?
Лео: И вовсе нет.
Саманта: Тормози! Сейчас же!
- Лео давил на тормоза, но всё тщетно.
Лео: Похоже тормозам каюк!
Свет фар ослепил. Наша машина вышла на встречную полосу, и в нас вот вот врежется грузовик!
- Я закричал, и ударился обо что-то головой.
Семён: Нет! Нет! Саманта! НЕТ! САМАНТА!
Саманта: Сэм!
Темнота вдруг исчезла, и сквозь сонный взгляд я увидел Лицо Сэм.
Я привстал, и крепко обнял её.
Саманта: Тебе кошмар приснился?...
- Я ответил ей движениями головы вверх-вниз, так как не мог сказать. Я был на гране того, что бы не заплакать.
Семён: Ты...Авария!...
- Выдавил я.
Саманта: Тебе приснилась авария?...
- Я открыл глаза. Она посмотрела на меня, и сама еле сдерживала себя от слёз.
Семён: Мне приснилось... что я потерял тебя...
- Саманта обняла меня. Так крепко, как никогда. И я не хотел её отпускать.
Артур: Сэм! Там всё в порядке?
- голос шёл из гостиной. Саманта не решилась ответить, она пощадила мои уши. Артур поднялся сам.
Артур: Всё хорошо ребят?
Саманта: Да, пап, просто кошмар приснился...
Артур: Ох... Кошмары, мерзкие создания... Самому часто снятся... Ладно, не буду о плохом. Спускайтесь на кухню, на завтрак.
- Артур закрыл дверь, и ушёл. Я отпустил Сэм, и она посмотрела мне в глаза.
Саманта: не на секунду тебя оставить нельзя...
- Она мило и непринуждённо улыбнулась.
Семён: А ты куда то уходила?
Саманта: Почистить зубы.
- Теперь стало понятно, откуда доносится запах мяты. Я хотел поцеловать её, но она меня опередила, и взяла инициативу в свои руки. Оставив на моих губан нежный поцелуй, она встала, и взяла меня за руку. Я так же встал с колен, и мы вместе отправились на завтрак. На завтрак была жареная картошка с подливкой, и кофе с молоком. Я быстро управился с завтраком, убрал посуду в раковину (Вызвался мыть её Артур), и вышел на улицу. Солнце уже во всю жарило над форест хиллсом. Сосед были заняты кто чем. Кто стриг газон, кто сажал цветы в клумбы, а кто игрался с детьми. Я представил себе нас с Сэм, играющих с нашими детьми. Интересно, а Саманта хотела бы родить ребёнка? Надо будет спросить её, после дня рождения. Внезапно всё вдруг потемнело. Что-то закрыло мне глаза.
Саманта: Угадай кто.
Семён: Эм... Славя?
Саманта: Нее.
Семён: Хм... Ульяна?
Саманта: Снова мимо.
Семён: Дай ка подумать... О, Электроник, у тебя такие нежные руки...
Саманта: Дурак.
- Я засмеялся. А вот Саманта, сделав обиженный вид, отвернулась.
Семён: Ну прости, Сэм... Ну конечно я знал что это ты.
- Она на мгновение повернула голову, а затем резко отвернулась. Я обнял её, и скрестил руки на её животике.
Семён: Ну Сэми... Ну не обижайся...
Саманта: Ну ладно... Уговорил...
- Она развернулась, и чмокнула меня в губы.
Саманта: Я нам принесла какао с зефирками.
Семён: О, никогда не пил их вместе.
- Она подала мне кружку с напитком, стоящим ранее на наружном столике, и мы вместе сели на ступеньки крыльца. Попивая какао, мы стали играть в игру "Сосчитай машины". Я взял себе красные, а Сэм считала синие, как цвет её волос. При воспоминании о синей машине, у меня кольнуло в голове. Игра закончилась победой Сэм, со счётом 10:15.
Семён: Не честно! Ты сама их покрасила!
Саманта: Умей проигрывать.
- Мы смеялись так громко, что на нас обратили внимание соседи через дорогу. Заметив их, мы помахали им рукой. Мимо нашего дома, верхом на велосипедах проезжала детвора. 3 Мальчика пытались уехать от одной маленькой девочки.
Девочка: Ну я вас догоню сейчас!
- Злобно крикнула она, и добавила скорости. Мы снова засмеялись.
Семён: Грозная девочка.
Саманта: Мальчикам не повезло.
- Мы стали предполагать, что они сделали девочке, за что она их преследует. Перебрали все варианты. От жвачки в волосах, до обезглавливания плюшевого мишки. За последний вариант Сэм стукнула меня по плечу.
Саманта: Семён... а можно тебя спросить?
Семён: Да, конечно.
Саманта: А ты...
- Она опустила взгляд и покраснела.
Саманта: Ты бы захотел иметь детей?...
Семён: Да. Конечно хотел бы. Я хотел тебе спросить об этом сам...
Саманта: Правда?...
Семён: Да...
Саманта: А кого бы ты хотел? Мальчика или девочку?
Семён: Ну... Я не знаю... А ты?
Саманта: Я?... Я, наверное, девочку...
Семён: Девочку?
Саманта: Да... Я почему то мечтаю о девочке... Представляю себе, как мы будем сидеть в её комнате... Секретничать, и расчёсывать друг другу волосы...
- Я уже сам себе это представил. И почему то, я тоже захотел девочку.
Саманта: А ещё... Я представляла себе, как ты её защищаешь от бед... Как ты защищал меня...
- Её щёки были уже совсем красными. Я взял её за руки.
Семён: Знаешь, а я согласен на девочку.
- Я с улыбкой посмотрел в её глаза.
Семён: Надеюсь у неё будут твои глаза...
- Я полностью вогнал её в краску.
Саманта: Ой, смотри, это облачко...
- Она подняла взгляд и руку к небу, указывая на облако, очень похожее на...
Семён: Густав!...
- Оно было похоже на старого, игрушечного медведя. Этот медведь был мне единственным другом, в те дни, когда я работал сторожем в лагере.
Мы стали играть в игру "На что похоже это облако", и в итоге, среди облаков мы нашли: Банан, самолёт, бутылку, месяц, домик (Который был очень похож на Совечник, ну или мне так показалось), собаку, обезьяну, и даже динозавра. Рядом с нашим домом остановился фургон мороженщика. Заиграла знакомая нам, и всем детям в округе музыка.
Семён: Как на счёт мороженого?
- Саманта за кивала головой. Мы побежали к фургону, и заказали себе по большому шоколадному мороженому, с клубничным мусом и орешками. Мы вернулись на крыльцо, и стали есть наше лакомство. Сэм так увлечённо ела мороженое, что не заметила как на носу у неё остался след от клубничного муса.
Саманта: Сэм.
- Она посмотрела на меня. Я показал ей на нос. Она вытерла его, и улыбнулась.
Саманта: А у тебя тоже осталось мороженое.
Семён: Где?
- Она поцеловала меня в губы, и облизнулась.
Саманта: На губах.
- Она захихикала. Я тоже. Мы вернулись к лакомству, и смотрели на соседей. В нос ударил запах чего-то жареного. Это те самые соседи, которые ранее играли с детьми, что то жарили на гриле. Увидев нас, они жестами позвали нас к себе. Мы с Сэм переглянулись.
Сосед: Идите к нам.
- Обращались точно к нам. Мы встали, перешли через дорогу, и пришли к соседям.
Сосед: Хотите жареной сосиски?
Саманта: Да, очень.
Сосед положил 2 сосиски в булки для хот-дога, добавил туда лука, кетчупа и горчицы, и протянул их нам.
Сосед: Угощайтесь.
Семён: Спасибо.
Саманта: Спасибо, очень вкусно.
Сосед: Я Кеннет. Кеннет Бейкер.
Саманта: Очень приятно, я - Саманта Смит.
Кеннет: Ух ты... Та самая Смит? Та, что написала письмо в СССР?
Семён: Она самая.
Кеннет: А вы значит, тот самый "Добрый друг из России"?
Семён: Он самый.
Кеннет: Ну, рад знакомству, мисс Смит, и мистер...
Семён: Просто Семён.
Саманта: А я просто Сэм.
Кеннет: Ну тогда можете звать меня просто Кен. Это мои дети, Джеймс и Лиза. А это моя жена, Лора.
- К нам прибежали дети.
Лиза: Папа, папа! Это та девочка из телевизора!...
Кеннет: Да, милая, это она.
- Девочка убежала в дом.
Кеннет: Всей семьёй вас смотрим.
Саманта: Спасибо, мне очень приятно.
Кеннет: Когда вы рассказывали про Русскую культуру, нам всем стало очень интересно. Особенно про Пушкина.
Саманта: И мне тоже он нравится.
- Она обняла меня, и прижалась ко мне.
Из дома вышли дети и жена Кеннета. Лиза подбежала к Саманте, и вручила ей рисунок.
Лиза: Вот... Это вам...
Саманта: Ой, спасибо милая.
- Сэм опустилась на одно колено, и взяла рисунок. Девочка улыбнулась, и убежала играть с братиком. Сэм показала мне рисунок.
На листе бумаги были нарисованы Саманта, Лиза, жираф, и тигр, держащиеся за руки.
Семён: Мило.
Саманта: Очень.
- Как оказалось, Кен только что переехал к нам из Атланты. Сейчас он работает в фирме по производству дрелей. Жена сидит дома, следит за хозяйством и детьми.
Я тоже немного рассказал о себе, правда множество фактов мне пришлось опустить.
Кеннет: И как там в СССР? Медведей много?
Семён: Очень. А ещё там круглый год идёт снег.
- Кеннет оценил шутку, и мы дружно посмеялись.
Саманта: На самом деле нет. Медведей там мало, а лето такое жаркое, такое красивое...
Кеннет: Хотел бы я тоже съездить в СССР, да вот всё никак жену не уговорю. Боится она самолётов.
Семён: Можно и на корабле.
Кеннет: На корабле долго, да и... укачивает нас... Морская болезнь у нас. Передаётся из поколения в поколение.
Семён: Жалко...
Кеннет: Да уж. Ну даст бог, съездим. Посмотрим на Ленина.
Саманта: Надеюсь, у вас получится. В СССР очень круто. У них своя культура, но мы по сути ни чем не отличаемся.
Кеннет:Ты заинтриговала меня, Сэм.
Саманта: Надеюсь вам там понравится.
Кеннет: Я тоже надеюсь.
Семён: Ладно, мы пойдём уже.
Кеннет: Не хотите по хот-догу на дорожку.
Саманта: Да, конечно.
- Дав нам "На дорожку" по свежему хот-догу, мы с Самантой попрощались с семьёй Кеннета, и отправились к себе.
Саманта: А он ничего.
Семён: Да, классный парень. И хот-доги готовит хорошо.
Мы вернулись домой.
Артур: Саманта, дорогая, можешь мне помочь?
Саманта: Да, пап, конечно.
- Сэм убежала. Через минут 15, они сели в машину, так как собрались за покупками.
Саманта: Я скоро, Сэм.
- Она чмокнула меня в губы чрез окно автомобиля.
Семён: Я буду ждать.
- Седан Смитов съехал с парковки на дорогу, и скрылся вниз по улице. Я с тоскою на сердце проводил их взглядом, и вернулся в дом.
Джейн: Семён.
- Я вошёл в кухню. Джейн сидела за столом, надев очки, и держа в руке ручку. Она что то записывала в записную книжку.
Джейн: Семён, мне нужна твоя помощь.
Семён: И в чём заключается помощь?
- Она сняла очки, и положила их на стол.
Джейн: Мне нужно что бы ты завтра, на пару часов, увёл Саманту из дома.
Семён: Вы хотите устроить ей сюрприз-вечеринку?
- Хорошая, в принципе, идея.
Джейн: Да, и ты сам понимаешь, что сюрприз не сюрприз, пока тот, для кого этот сюрприз и затевается находится поблизости.
Семён: Конечно понимаю. Я всё сделаю.
Джейн: Вот и отлично. Я могу дать вам денег. Может в парк развлечений сходите.
Семён: Не стоит. У меня есть деньги.
Джейн: Вот и хорошо. Спасибо тебе, за твою помощь.
Семён: Не стоит. Счастье Сэм - для меня важное дело.
- Тут я вспомнил про братцев наших кибернетиков. Надо позвонить им. Узнать, на сколько они задержатся в Америке. И смогут ли они придти на день рождение Саманты. Я конечно, в какой то степени, ненавижу их, но они ведь тоже наши друзья.
Семён: А когда нам возвращаться домой?
- Спросил я Джейн. Она уже надела очки, и продолжила составлять план, и список гостей.
Джейн: К часам двум.
Семён: Хорошо... И ещё, Джейн, можете вписать в список ещё двух человек?
Джейн: Да, конечно, а кого?
Семён: Их зовут Сергей Сыроежкин, и Александр Демьяненко. Они так же отзываются на клички Шурик, и Электроник. Это наши друзья из лагеря.
Джейн: Они здесь? В Нью-Йорке?
Семён: Да.
Джейн: Хорошо.
Семён: Спасибо.
- Я рванул в свою спальню. У дверей я вспомнил, что у меня нету телефона. Я спустился обратно на первый этаж, вбежал в кабинет, и схватил телефон. Я набрал номер гостиницы, где проживали кибернетики. После минуты ожидания, в трубке раздался женский голос.
Девушка: Добрый день, отель "Ньютон". Чем могу помочь?
Семён: Здравствуйте. Соедините меня с номером 410.
- Чёрт, а ведь только сейчас я провёл параллель между номером кибернетиков, и тем самым автобусом, что привёз меня в эту реальность. И почему я сразу не заметил?.
Девушка: Соединяю.
- Прошло около полутра минут, пока не раздался один из знакомых голосов.
Электроник: Алло, Электроник у аппарата.
Семён: Эл, это Семён.
Электроник: Семён? Привет.
Семён: Слушай Эл, а вы когда улетаете?
Электроник: Завтра ночью, а что.
Семён: Ночью? Это круто. У меня для вас есть два пригласительных на день рождения Саманты.
Электроник: Ух ты. Я сейчас спрошу Шурика, поедет ли он, так как билеты на самолёт, и деньги наши у него тоже.
- И откуда у юных советских кибернетиков деньги на такую поездку? Эл молчал всего пол минуты, а затем ответил.
Электроник: Шурик согласился, во сколько подъезжать?
Семён: Подъезжайте к двум часам. Адрес у вас есть. Только вот ещё какое дело. Нас с Сэм дома не будет. Вас встретят её родители. Они будут готовить вечеринку сюрприз.
Электроник: Ооо. Круто. Мы поняли. Будем завтра до двух.
Семён: Спасибо ребят. Сэм будет рада вас увидеть. И да, ещё кое что. Последнее. Мы с Сэм завтра будем гулять в центральном парке. Не спалитесь!
Электроник: Замётано.
Семён: Хорошо. Тогда до завтра?
Электроник: До завтра, Сём.
Семён: Пока.
- Я положил трубку, и сел на стул. Теперь надо придумать, как пригласить Сэм так, что бы она не заподозрила. Я начал составлять в голове план.
- Так, из гаражей берём 2 велосипеда. Набираем корзину для пикника, и едем в центральный парк. Далековато будет, но ничего. Пол часа туда, пол часа обратно. В 11:30 выйдем из дома. в 12:00 будем на месте, ну и в 13:20 поедем обратно. А скажу ей, что хочу её по фотографировать. А то фотоаппарат зазря простаивает. Вполне не плохая идея. -
- Я вышел из кабинета, и бодрым шагом отправился на кухню. Я открыл холодильник, и заглянул внутрь. Молоко, яйца, сыр, капуста, помидоры... Даже несколько банок газированного апельсинного сока. Прям всё идёт по маслу. Теперь надо найти корзинку. Я по открывал шкафчики, и в одном из них нашёл плетёную корзинку для пикников. Надо взять на заметку. Покрывало я знаю где можно взять. Теперь нужно проверить велосипеды в гараже. Закрыв шкафчики, я вышел на улицу, подошёл к дверям гаража, и поднял их. В гараже было много хлама. От старой, нерабочей стиральной машины, до холодильника, давно уже вышедшим из строя. Однако велосипеды нашлись быстро. Специальные велосипеды, для семейных прогулок. Я вывез их на улицу, и стал проверять их. Цепь крепкая, колёса накачены, тормоза, передние и задние, в норме. Я проверил их три раза, от греха подальше. Руль не болтается. Сиденье тоже. Велосипеды были почти в превосходном состоянии. Только немного нуждались в смазке. Машинное масло я нашёл так же в гараже, как и полную экипировку велосипедиста, в количестве двух экземпляров. Я смазал цепи, колёса, и сделал тестовый заезд на каждом из них. Даже попробовал выделывать кое какие трюки, но после трёх попыток, я перестал мучить транспорт, и поставил их рядом с крыльцом. В гараже я так же нашёл велосипедные замки, а ключи, на сколько я помню, висели в доме, на специальной доске с гвоздями. Так оно и было. Я проверил замки на работоспособность, и о чудо! Работают! Вот что значит "Американское качество". Я приковал велосипеды к перегородке, и принялся осматривать экипировку для велосипедистов. Она была вся в пыли, и требовала срочной помывки. После водных процедур, я примерил на себе экипировку. Все лямки и ремни были крепко приделаны. На щитках и шлеме никаких трещин. Перчатки не рваные. Подводя итоги, я, как Ревизорро, поставил все три плюса из трёх. Еда, безопасность и транспорт. Теперь осталось дождаться Сэм, и предложить ей поездку в парк. Я сел на крыльцо, и стал ждать. Пока я ждал, Джейн успела договориться о приготовлении торта для праздника, пригласить коллег с работы, друзей Сэм из города. В общем, хлопот у неё хватало. Почему то вспомнилось то видение, которое возникло из за странного чая, которым меня напоила Сова. Сэм, в костюме ангела, на вечеринке в честь Хэллоуина. Я, в теле этого мерзавца Лео. Тогда Сэм едва не покончила с собой, но я смог ей доказать что я это я. Благо это видение... было лишь видением. От мысли о том, что Саманта наложит на себя руки - становилось холодно и страшно одновременно. Я посмотрел на дом Кеннета. Он как раз выгуливал свою собаку, и увидев меня, он помахал мне рукой. Может его тоже пригласить? В конце концов мужик он хороший. И мне, и Сэм он понравился. Уж от него точно не может исходить какой либо опасности, как от всё того же мерзавца Лео.
Густав: Это потому что он уже далеко не молод, женат, и у него есть дети.
Семён: Нет, это потому что он не пытается меня как то унизить в глазах Саманты. И вообще, что тебе надо?... И как у тебя вообще твои медвежьи дела?
- Я поднял Густава с крыльца, и взглянул в его пуговичный глаз.
Густав: Если бы ты не ронял меня где попало, то всё было бы хорошо.
Семён: Извини. Пойду положу тебя в сундук с Эмилией.
Густав: С Эмилией?... Как ты думаешь, я хорошо выгляжу?
- Я усмехнулся. Ох уж эти плюшевые страсти.
Семён: Думаю да. Эмилии нравятся парни, похожие на пиратов.
- Я встал с места, и поднялся к себе в комнату. Я положил Густава в сундук, и закрыл его там, вместе с Эмилией. Затем я взглянул на свои руки. Они были перепачканы маслом. Я тут же пошёл в ванну, умыл руки, и лицо заодно. Когда я спускался вниз, то услышал звук приближающейся машины. Наверно Сэм и Артур уже вернулись. Я побежал на крыльцо. Действительно они. Сэм выгружала из машины пакеты с продуктами. Я подбежал к ней, и взял продукты из её рук.
Саманта: Благодарю, мой рыцарь.
Семён: Служу моей принцессе.
- Она чмокнула меня в щечку, и взяв один оставшийся пакет, она пошла в дом. Я семенил следом, и уже через несколько секунд мы выгружали продукты.
Семён: Сэм, можно тебя спросить?
Саманта: Смотря о чём.
Семён: Предлагаю тебе завтра поехать со мной на пикник.
Саманта: Пикник? Звучит не плохо. Я согласна.
- Всё так легко и просто. Мне сегодня уж очень сильно везёт.
Семён: Тогда как на счёт Центрального парка? Сгоняем туда завтра, в 12 часов, на велосипедах.
Саманта: Я сто лет не каталась на велосипедах.
Артур: Эх, молодёжь, вот мы с матерью в ваши годы...
- Он сейчас сказал это как Георгий Ермолаевич. Я не сдержал улыбки.
Саманта: Папа, прекрати говорить, будто тебе уже сто лет.
Артур: Ну может не сто, но уже давно за сорок.
Саманта: Всего то сорок три.
- Я наблюдал за этой семейной комедией, до тех пор пока не вмешалась Джейн.
Джейн: Артур, не доставай ребят. Ты ещё молод и горяч.
Артур: Ты тоже у меня ещё ничего.
- Произошедшего дальше нам с Сэм видеть не стоило. Артур шлёпнул жену по одному месту, от чего та вдруг резко покраснела.
Джейн: Артур... Прекрати, дети же смотрят.
- Я боролся за то, что бы не засмеяться. Если я ещё держался, то Сэм сразу же сдалась, и засмеялась.
День потихоньку клонился к вечеру, а мы ещё не обедали. Джейн, на пару с Самантой, быстро соорудила на всю семью омлет, и мы стали уплетать его за обе щеки. После обеда, мы с Самантой пошли смотреть телевизор, по которому показывали...
Саманта: Звёздные войны!
- Она села ко мне на коленки, и стала смотреть на творение Джорджа Лукаса.
Саманта: Интересно, а Джордж Лукас снимет ещё новых эпизодов?
Семён: Я тебе больше скажу Сэм, в двухтысячных, он снимет трилогию приквелов, а в 2015, Джей Джей Абрамс снимет Эпизод семь. Через год снимут Изгой один, а что дальше, я не знаю.
Саманта: Ух ты!
Семён: Ещё будут мультсериалы, Войны клонов и повстанцы.
Саманта: Столько много звёздных войн...
Семён: Тебе с лихвою хватит.
Саманта: Когда будет говоришь новая часть?
Семён: Новая часть будет где то в двухтысячном году, и будет называться "Скрытая угроза".
Саманта: А там будет Дарт Вейдер?
Семён: Ну как сказать... будет и не будет.
Саманта: Уже не терпится посмотреть!
- Она сжала кулачки, улыбнулась, и посмотрела на меня.
Саманта: Ты ведь будешь со мной, на премьере?
Семён: Сэм, я кажется говорил, что никуда от тебя не уйду.
- Она взяла меня за руки, и поцеловала в губы.
Саманта: Правда правда?
Семён: Правда правда.
Саманта: Честно честно?
Семён: Честно честно.
- А после завтрашнего сюрприза, я уж точно от тебя никуда не денусь. И плевать мне, что я из другого мира, другой вселенной! Саманта снова накрыла мои губы своими, и прижалась ко мне. Она свернулась калачиком, сидя на мне, и смотрела то на меня снизу, то в телевизор. И вот, повстанцы начали штурм звезды смерти, и лишь немногие знают, какой ценой им дались чертежи этой станции. Солнце вскоре зашло за горизонт, и вечер вступил в свои права. Артур сварил всем нам горячего шоколада.
Артур: Просыпайся, молодёжь, у меня для вас есть что то вкусное. Так же, он развёл в камине огонь. Все собрались у семейного очага, и начали рассказывать друг другу истории. У меня ещё никогда не было такого ощущения. Я стал частью семьи Смитов. Сейчас, я сидел с ними в гостиной, у камина, в котором потрескивали дрова, пил вместе со всеми горячий шоколад, и слушал семейные истории. Так я узнал о том, что Сэм боится пауков, после того, как один мальчик в её школе подложил ей в парту игрушечного тарантула. Мне нечего было рассказывать, по этому я лишь просто слушал. Мы долго так сидели, пока меня и Сэм не одолела сонливость.
Саманта: Ну ладно, мам, пап, я пошла спать. Спокойной ночи.
- Она подмигнула мне, и кивнула головой.
Артур: Спокойной ночи, родная.
Джейн: Сладких снов милая.
Семён: Спокойной ночи, ангелочек.
- Сэм поднялась, и исчезла на последней ступеньке.
Семён: Я наверное тоже пойду. Нам ведь завтра на пикник.
Артур: Ну хорошо. Спокойной ночи, Сэм.
Джейн: Спокойной ночи Семён, сладких снов.
Семён: Спасибо. Вам тоже.
- Я встал, и поднялся к себе в комнату, где меня уже ждала переодетая Сэм.
Мы легли в кровать, и конечно же заключили друг друга в объятия.
Саманта: Спокойной ночи, любимый.
- Она чмокнула меня в нос.
Семён: Спокойных снов, моя принцесса.
Саманта: Я люблю тебя.
Семён: А я тебя...
Мы закрыли глаза. Сэм заснула уже через две минуты. Я же - через все 10. Завтра, нам предстоял важный день. Особенно Саманте, так как я собираюсь изменить её жизнь.

День 4 (ФИНАЛ)

Я проснулся за минуту до того, как будильник начнёт свою трель на весь штат Нью-Йорк. Саманта всё ещё спала, и это не могло не вызвать у меня умиления. Я поцеловал её в губы, и осторожно выбрался из кровати. Я на цыпочках спустился на первый этаж, и пробрался в кухню. На настенных часах было 7:34. Это значило что у меня есть всего пол часа, что бы приготовить завтрак до того, как проснётся Сэм, Джейн и Артур. Сегодня Воскресенье, а это значит они пойдут в церковь. Но прежде чем они уйдут, их обязательно надо накормить. Я достал из холодильника яйца, молоко. Из шкафчиков муку, соль, масло. И принялся колдовать над омлетом. Вскоре из своих спален появились сонные Смиты.
Семён: Доброе утро.
- С улыбкой поприветствовал их я.
Смиты: Доброе утро.
Саманта: Доброе утро, любимый.
- Сэм как всегда улыбнулась мне особенной улыбкой.
Саманта: Это ведь омлет? Нос меня не подводит?
Семён: Разумеется нет, моя принцесса. Я ведь знаю, что вы любите на завтрак.
- Они сели за стол, и я поочерёдно налил каждому кофе.
Артур: Спасибо, Семён.
- Сквозь зёв поблагодарил Артур.
Джейн: Благодарю, Сэм.
Саманта: Спасибо, любимый.
- Сэм чмокнула меня в щечку, и стала пить свой кофе. Когда омлет, и тосты подоспели, я выложил их на тарелки.
Семён: Приятного аппетита.
Смиты: Спасибо.
- Они начали есть. Я сел к ним за стол, и так же стал расправляться со своей порцией.
После завтрака, все разошлись кто куда, что бы перед походом в церковь умыться, переодеться, или ещё немного подремать. Артур предложил мне поехать в церковь вместе с ними. Я не был особо верующим человеком, но раз уж я встал так рано, да и терпеть не могу одиночество (Хотя пару лет назад было как раз таки наоборот), я согласился, и пошёл к себе одеваться. Я надел свой тёмно-синий смокинг, с чёрным галстуком, причесался, и спустился в прихожую, где уже ждал нас Артур.
Артур: Теперь осталось дождаться девочек, и поедем.
- Девочки собирались не долго. Джейн надела своё красное платье, а Саманта свою голубую кофту, юбку, длинные носочки, и туфли.
Семён: Выглядишь потрясающе...
- Я не мог оторвать от неё глаз.
Саманта: Спасибо...
- Она улыбнулась, и убрала смущённый взгляд в сторону.
Артур: Все готовы? Хорошо. Выходим.
- Мы вышли из дома. Погода, как и подобает летней, стояла жаркая, и мне уже начинало припекать. Мы сели в машину. Артур завёл двигатель, сменил передачу, и задним ходом он вывел автомобиль на трассу.
Артур: Пристегните ремни, через 20 минут будем на месте.
- Мы послушно пристегнули ремни безопасности. Артур вновь сменил передачу, и нажав педаль газа, заставил автомобиль ехать вперёд. Саманта смотрела в окно, а я смотрел на неё. Моя голова была забита только ей. Ни о ком более я думать и не мог. Кто то захочет назвать меня эгоистом, и даже назовёт, но он будет глубоко не прав. Эгоисты думают только о себе. Я же думаю, только о Саманте. О том, что нас ждёт в будущем. О том, что будет впереди. Проблемы, невзгоды, без них никак, но мне плевать на это. Я всегда буду рядом с Сэми, да бы защитить её. А она будет со мной. Я не просто в этом уверен. Я это знаю. Она отвернулась от окна, и увидела что я за ней наблюдаю.
Саманта: Сэм.
- Она опять смущённо улыбнулась.
Саманта: Ты чего на меня так смотришь?
Семён: Ничего... Просто не могу на тебя насмотреться.
Саманта: Насмотришься ещё.
Семён: Даже вечности мне будет мало.
- Она покраснела ещё больше. Я обнял её, не смотря на помеху, в виде ремня безопасности. Она прижалась ко мне, и закрыла глаза. Я поцеловал её в макушку головы, и стал смотреть на дорогу. Артур и Джейн молчали всю дорогу, пока мы не подъехали к Церкви Святого Джеймса. Увы, но мне пришлось отпустить Саманту из своих объятий.
- "Моя прелесть! Верните мне мою прелесть!" -
Расстегнув ремни безопасности, мы вышли из машины. В церкви собралось уже много народа. Однако мы смогли найти, и занять свободные места. Началась служба. Преподобный Якоб зачитал нам молитву, женщина играла на органе, а прихожане, в том числе и я, опустили голову, и стали слушать. Однако я часто приоткрывал глаза, что бы взглянуть на Сэм. До моих ушей донёсся её шепот. Она молилась.
Саманта: Боже, отец наш небесный, прошу тебя, защити меня, защити мою семью, защити Семёна, моего любимого. Даруй нам свою благодать и благословление. Даруй нам светлое будущее, вместе. Аминь.
- Мне стало и грустно на душе, и приятно одновременно. Я редко ходил в церковь, и редко прислушивался к чьим то молитвам. Мне стало стыдно. Служба закончилась через час. Мы вышли на улицу. Я расстегнул пуговицу рубашки, так как мне было жарко, и тут же я услышал хихиканье трёх девушек. Они смотрели на меня.
- "Очень жаль вас расстраивать, девочки, но я уже счастлив с Сэм" -
Саманта тем временем разговаривала со своей школьной подругой. Артур и Джейн так же нашли, с кем побеседовать. Меня взяли за руку. Это была Сэм. Она увидела что я опечален.
Саманта: Сэм, всё хорошо?...
- Она посмотрела в мои глаза. Моим ответом послужили объятия, в которые я заключил её.
Семён: Я тебя люблю...
Саманта: Я тоже тебя люблю...
- Я крепче прижал её к себе, и хотел единственного в жизни - никогда её не отпускать.
Однако нас уже ждали у машины мистер и миссис Смит.
Артур: Ребята, вы идёте или как?
Мы вернулись обратно в машину. Вместо того, что бы смотреть в окно, Саманта предпочла смотреть на меня. Что так же сильно меня смущала. Тут меня осенило, я же ещё её не поздравил с днём рождения.
Семён: Сэм.
Саманта: Да.
Семён: С Днём рождения тебя. Желаю тебе здоровья, удачи, крепкой любви, и вечной дружбы... С Днём рождения, любимая.
Саманта: Спасибо Сэм.
- Она подвинулась ко мне, и нежно поцеловала меня в губы.
Саманта: А знаешь, одно из твоих пожеланий уже сбылось.
Семён: Какое?...
Саманта: Глупый...
- Мы снова слились в поцелуе. Краем уха я услышал как Артур закашлял, хотя скорее всего он пытался подавить смешок. Через 20 минут, мы вернулись домой. Мы с Сэм провели это время в дрёме.
Артур: Ну вот мы и дома.
- Мы проснулись. Сэм подняла голову с моего плеча, и отстегнула ремень. Она хотела выйти из салона, но не смогла. Я всё ещё держал её за руку. Поняв, что я мешаю, я отпустил её, отстегнул свой ремень, и вышел из машины. Войдя в дом, я первым делом поднялся в свою спальню, и сменил свой жаркий смокинг, на привычную для летнего сезона одежду - Зелёная футболка, серые шорты, и чёрно-белые кроссовки. Я спустился вниз. на часах уже было 10:40. Пора уже готовиться к пикнику. Я вошёл в кухню, взял что мне нужно из холодильника и шкафчиков, и принялся собирать всё в корзинку. Приготовив 6 бутербродов с ветчиной, сыром, и томатом, я сложил их в пластиковый контейнер, а этот самый контейнер я накрыл крышкой, и положил в корзину. Туда же и отправились несколько огурцов, помидоров, яиц, две банки газированного сока, две бутылки молока, и термос с холодным зелёным чаем с мятой. Сбор корзины у меня занял около полу-часа. Осталось напомнить Сэм, и принести из спальни покрывало. Я поднялся в свою спальню, и взял из шкафа плед с узорами. затем я отправился к комнате Саманты, и постучал в дверь.
Саманта: Войдите.
- Я открыл дверь, и вошёл. Саманта лежала на кровати, и читала книжку. Если бы она надела панамку - я бы спутал её с Ольгой Дмитриевной. Увидев меня, она отложила книжку, и встала.
Семён: Солнышко, ты ещё не передумала на счёт пикника?
Саманта: Конечно нет, пикник это здорово.
Семён: У меня уже всё почти готово.
Саманта: Хорошо, только дай я переоденусь, хорошо? Я спущусь через пять минут.
Семён: Жду тебя.
- Я подмигнул ей, и вышел из комнаты. Я вспомнил что забыл в спальне свой Polaroid, и вернулся за ним. Он лежал в ящике стола. Достав его, я проверил его на наличие картриджа. Картридж отсутствовал. Я достал из ящика новый, я вставил его в фотоаппарат. Тот проглотил его, и дал знать, что к эксплуатации готов. Вместе с пледом и одеялом я спустился на первый этаж. Артур сидел в кресле, в гостиной, и читал газету, а Джейн что то писала, сидя за кухонным столом. Я положил фотоаппарат в корзину, и накрыл её сверху пледом. Затем я достал из ящика два комплекта экипировки велосипедиста. Я сразу же облачился в свой комплект, и стал ждать Саманту. Она спустилась через несколько минут. На ней были Розовая футболка "Дисней", такие же серые шорты, и бело-зелёные кроссовки.
Саманта: Я готова.
- Она была неотразима даже в простой одежде. Я протянул ей налокотники, и наколенники. Она взяла их, и надела. Затем я протянул ей шлем, и уже через секунду, он оказался у неё на голове.
Семён: Всё, выходим?
Саманта: Выходим.
- Мы направились на улицу.
Артур: Удачного вам пикника.
- Крикнул нам Артур. Выходя из дома, я подмигнул Джейн, и закрыл за собой дверь.
Я отцепил велосипеды от перегородки. Мы вывели их на дорогу, и оседлали их.
Саманта: Ну что? На перегонки?
Семён: Давай ка уж без гонок.
Саманта: Ты слишком много боишься.
- Я хотел ей напомнить про аварию, но подумав ещё раз, я отказался от этой идеи.
Семён: Ну ладно... Только осторожно.
Саманта: Хорошо.
- Она стала быстро крутить педали.
Саманта: Догоняй, копуша!
Семён: Ах так!
- Я стал крутить педали, и мой бравый конь сорвался с места, и помчался следом за Самантой. Она пыталась оторваться от меня на ещё большее расстояние, но уже через мгновение мы сравнялись. Она посмотрела на меня, и улыбнулась. Мы замедлились, и стали спокойно крутить педали.
Саманта: Я уже и не помню, когда я в последний раз прогуливалась на велосипедах.
Семён: Прошлым летом, помнишь?
- Я то прекрасно помнил. И моя левая рука тоже.
Саманта: Ой... прости...
Семён: Всё хорошо. Не бери в голову.
- Моя ободряющая улыбка подействовала на неё как успокоительное. Она отвернулась на дорогу, и уехала чуть вперёд. Я плёлся за ней, и уже начала давать о себе знать отдышка. Но тем не менее, мне понравилась прогулка на велосипедах. Солнце жарило во всю. На голубом небе не облачка. Я с Самантой. Мы везём тележку, полную провизии. Красота. Бы доехали до моста Куинсборо, и тут я понял что немножко ошибся в расчетах. К Мосту мы доехали только через час. 11:32, Ничего страшного. Времени ещё полно. Мы быстро пересекли мост. Я не мог не любоваться видами. С моста открывался прекрасный вид на залив, и на сам город. И хоть мы живём здесь уже два года, мне всё равно всё видится как в первый раз. Вот он, великий и могучий Нью Йорк. Пересеча мост, мы направились прямо в центральный парк. Мы нашли себе место под деревом, я расстелил плед в тени, и лёг на него. Сквозь ветви и листву дерева проникали маленькие лучики солнца. Однако их загородила голова Саманты. Она легла рядом, и поставила корзинку поближе к нам.
Семён: Красота...
Саманта: Да... здесь так красиво...
Семён: Я вообще то про тебя.
- Мы засмеялись. Я люблю когда моя Сэм, моя девочка смеётся. Её ангельский смех пробуждает во мне тёплые чувства. Она достала из корзинки банки с соком, и протянула мне одну. Открыв свою банку, я пожалел об этом. Газированный сок брызнул мне в лицо. Я сидел с угрюмым лицом, а Саманта смеялась на до мной.
Семён: Ты её зарядила?
- Я хитро улыбнулся.
Саманта: Ах, значит вот что ты обо мне думаешь.
- Она усмехнулась, и вскрыла свою банку. Теперь смеялся уже я. Саманту так же как меня окатило соком, но в отличии от меня - она не расстроилась. Наоборот засмеялась пуще прежнего. Вытерев остатки сока с лица салфетками, мы достали из корзинки по бутерброду, и запивая соком стали есть. Мы смотрели на детвору, играющую на другой стороне парка в бадминтон. После еды, пока Саманта не ожидая от меня каких либо действий, я стал щекотать её по бокам.
Саманта: Аааххх... Семён... прекрати...
- Смеясь умоляла она. Сэм вырвалась из моих цепких ручонок, и принялась щекотать уже меня.
Саманта: Вот тебе, вот тебе!
Семён: Ааааххх... Ахахах!... Пустиииии!... Отпусти, я всё прощу!
- Я смеялся, катался по земле, и пытался вырваться. Она нависла на до мной. Её синие волосы щекотали мне нос.
Саманта: Повезло тебе, что я добрая.
- ласково заявила она.
Семён: Ещё как повезло.
- Я схватил её, повалил на землю, и впился в её губы. Она ответила крепким, и нежным поцелуем. Казалось, ничто нас не может прервать.
Полицейский: Так, молодежь.
- "Краснопёрые... Всегда приезжают тогда, когда не нужно." -
Мы встали, и виновато посмотрели на полисмена.
Полицейский: Что это вы тут делаете? Может вы занимаетесь чем то неприличным?
Семён: Мы просто целовались офицер.
Саманта: Да, и кажется это законом не запрещено.
Полицейский: Запрещено не запрещено, но знаете, из далека кажется что вы тут не просто "Целуетесь". Мы опустили взгляды.
Полицейский: Погодите ка... Эй, ты же Саманта Смит.
- Сэм подняла голову, и улыбаясь, сказала офицеру
Саманта: Да, сэр, это я.
Полицейский: Ух ты. Не думал что встречу звезду. Рад знакомству.
- Он приподнял свою фуражку в честь знакомства.
Полицейский: Офицер Скотт Перри.
Саманта: Очень приятно, офицер Перри.
Полицейский: А это ваш избранник?
Саманта: Да, это мой друг, Семён... даже больше чем друг.
- Она обвила своими руками мою правую руку, и прижала свою голову к моему плечу.
Полицейский: Тоже рад знакомству.
- Он снова приподнял фуражку.
Полицейский: Ну... я пойду. Вы уж тут не хулиганьте.
Семён: И в мыслях не было, офицер.
Полицейский: Всего вам хорошего.
- Посвистывая, он пошёл своей дорогой. Мы с Самантой переглянулись, и засмеялись. Затем мы легли обратно на плед, и смотрели сквозь листву на небо.
Саманта: Семён.
Семён: Да.
Саманта: Как думаешь, почему небо голубое?
Семён: Ангелы увидели твой наряд, который ты надевала в церковь, и решили сделать тебе подарок.
Саманта: А почему солнце такое жёлтое?
Семён: Потому что оно горячее.
Саманта: А почему трава такая зелёная?
Семён: Потому что она настоящая.
Саманта: А почему ты меня любишь?
Семён: Потому что ты добрая, умная, красивая, весёлая, жизнерадостная. И вообще, я без тебя жить не могу. А почему ты любишь меня?
Саманта: Есть много причин. Всех не перечислить...
Семён: Ну расскажи мне хоть одну...
Саманта: Ну... Ты для меня очень важен... Ты мне родной... Ты мне нужен как воздух...
- Я повернул голову. Она смотрела на небо, и улыбалась. Я тоже улыбался.
Семён: А ты нужна мне, как сама жизнь. Потому что если нет тебя... Я будто мёртв. Ты и есть моя жизнь...
Саманта посмотрела на меня, её лицо выражало и грусть, и радость.
Семён: Сэм, я люблю тебя.
Саманта: И я тебя, Семён...
- Я смотрел в её сапфировые глаза, и улыбался. Она же смутилась, и опустила взгляд.
Семён: Устроим не большую фотосессию?
Саманта: Давай.
- Я взял из корзины фотоаппарат. Саманта стала позировать для меня. Она поставила ногу на корень дерева, и повернула голову влево. Первый снимок вышел превосходно. Затем, Саманта села на землю, сложила ноги по турецки, держалась одной рукой, а другой поднесла к лицу сорванную ромашку. Щёлк, второй снимок. Саманта лежала на пледе, и держала голову руками, смотрела в камеру, и улыбалась. Щёлк, третий снимок. Она забрала у меня фотоаппарат, и теперь позировал я. Я стоял, держа велосипед, и выставил ногу вперёд, изображая шаг. Четвёртый снимок. Я сидел у корней дерева, облокотился об него спиной, и положил руку на колено. Пятый снимок. Этот кадр был примечателен тем, что к нам прибежала белка. Я угостил маленькое создание кусочком бутерброда. Пятый снимок. Затем я отобрал у Саманты фотоаппарат, и мы сделали три фотографии. В моё время их называют селфи.
Первое селфи - Мы просто улыбаемся на камеру. Второе селфи - Мы состроили смешные рожицы. Третье селфи, мы попросили сфотографировать прохожего. Мы лежали валетом на земле, с закрытыми глазами. Картридж в фотоаппарате закончился, однако фотографии получились больше чем превосходными. Мы смотрели на них, и смеялись. Мы отложили Polaroid и отснятые фотографии в корзину, а сами стали принимать солнечную ванну. Встав в позу Христа, мы принимали на себя лучи солнца. После процедуры, мы выпили чаю. Рядом с нами, дети стали играть в салочки.
Саманта: Давай поиграем с ними?
- Улыбаясь предложила Саманта.
Семён: Думаешь они нас примут в игру?
Саманта: А мы попросим их.
- Через мгновение, мы с Самантой убегали от одной из девочек, так как она была водой. Я спрятался за деревом, но тут, эта вода осалила меня.
Девочка: Теперь ты водишь.
Семён: Ну хорошо.
- Теперь водил я. И конечно своей целью, я выбрал не кого нибудь, а именно Саманту Смит. Мне не стоило труда её догнать, однако мне было трудно её осалить. Я споткнулся, и упал на траву.
Саманта: Семён!
- Она подбежала, и села рядом со мной.
Саманта: Сэм, ты в порядке?
Семён: Ах... Теперь ты водишь.
- Я держал её за руку. Она возмутилась от такого нахальства.
Саманта: Ах ты обманщик!
Семён: Ничего не обманщик. Я правда упал.
- Она бросила в меня травой. Я же смеялся как сумасшедший. Саманта помогла мне встать с земли. Я отряхнулся, и продолжил играть. Доигрался так, что я залез на дерево, и отказывался спуститься.
Саманта: Семён! А ну слезай!
Семён: А вот и не слезу!
Саманта: Слезай, кому говорят!
Семён: Не слезу, ты меня осалишь.
Саманта: Я не только тебя осалю, я тебя отлуплю!
Семён: Ну тогда я точно не слезу.
- Раздался треск.
Семён: Да что же за день сегодня такой...
- Ветка переломилась, но прежде чем она полностью сломалась, я спрыгнул на землю, и отбежал от радиуса поражения.
Семён: Сэм, ты не видела кто ветку сломал?
Саманта: Видела.
Семён: Видела?
Саманта: Да. Обезьяна, сбежавшая из зоопарка не далеко отсюда.
- Она засмеялась.
Семён: Ну... Обезьяна, так обезьяна.
- После процедуры продления жизни, методом смеха до колик, дети пригласили нас запустить воздушного змея. Я делал это впервые, и в этой жизни, и в той, что осталось в том мире. Змея было трудно запустить, так как ветер был слабый, но ещё труднее было его удержать.
Семён: От меня так же мой пёс пытался вырваться.
Саманта: А у тебя была собака?
Семён: Да, в детстве, чёрный лабрадор.
Саманта: Круто. А у меня была кошка, но она убежала от нас.
Семён: Это прискорбно.
- После запуска змея, я и Сэм вернулись на своё место под деревом. Мы сели в его корнях, прикрыли глаза, и взялись за руки.
Саманта: Сэм...
- Я открыл глаза, и посмотрел на Саманту. На её носик присела бабочка. Это было так смешно и мило.
Семён: Да ты магнит какой то. Все живые существа к тебе так и тянутся.
- Она хихикнула, спугнув бабочку.
Семён: И почему я удивляюсь? Ты же ангел.
Саманта: Никакой я не ангел. Я простая девочка, родом из маленького города.
Семён: Это мы проходили. Но ведь люди тебя считают ангелом. И я - не исключение.
Саманта: Те дни уже давно миновали.
Семён: Но память о тех днях осталась.
Саманта: Не у всех.
Семён: Но у большинства...
- Я взглянул на часы. Они показали время 12:59.
Семён: Ну что, поехали домой?
Саманта: Домой? Уже пора?
Семён: Увы да.
Саманта: Так жалко... Может ещё посидим?
Семён: Ну Сэм. Твоя мама разрешила только до двух часов. Нам обратно ещё час ехать.
Саманта: Эх... а ведь так хорошо сидели...
Семён: Ну так как? Едем?
Саманта: Вот умеешь ты кайф обломать. Едем.
Семён: Прости Сэм... Просто твоя мама...
Саманта: Да ладно тебе, Сэм, хорошо прогулялись. Мне понравилось.
Семён: Будем делать это почаще. Как на счёт следующей субботы?
Саманта: Я согласна. Будем считать это штрафом.
Семён: Как скажешь.
- Мы собрали нашу корзинку. Выбросили пустые банки в мусорный бак, и оседлали своих железных коней.
Семён: Ну... с богом.
- И мы пустились в путь дорогу. Вновь пересекли мост Куинсборо, и через час приехали к нашему дому.
Семён: Ты иди пока, а я велосипеды завезу в гараж.
Саманта: Хорошо.
- Я загнал велосипеды в гараж ещё до того, как Сэм открыла дверь дома. Она ждала меня у входа. Я открыл дверь, и впустил Саманту вперёд.
Семён: После вас.
Саманта: Как вы любезны.
- Она сделала реверанс, открыла дверь, вошла в дом, и тут.
Гости и семья: СЮРПРИЗ!!!
- Нас осыпали конфетти. Кто то взорвал хлопушки.
Саманта: Вау!
Гости и семья: С Днём рождения Саманта!
Саманта: Это всё для меня?
- Сэм переполняло удивление и восторг.
Семён: С днём рождения любимая.
Саманта: Семён... так вот зачем ты повёл меня на пикник.
- Она повернулась ко мне, и поцеловала меня в губы.
Саманта: Мам, пап, спасибо за сюрприз!
Артур: Доченька, с днём рождения.
Джейн: С днём рождения дорогая.
Саманта обняла своих родителей, и расцеловала их в обе щеки. Затем она обернулась к гостям.
Саманта: Я благодарю вас всех, за то что пришли ко мне на мой день рождения.
- Саманта не сдержала слёз.
Саманта: Я так вам благодарна... Шурик, Электроник, вы тоже тут...
Шурик: Обещали ведь придти.
Электроник: Мы не могли не придти, не поздравить тебя лично.
- Саманта обняла кибернетиков, и так же наградила их поцелуями в щечку.
Саманта: Я так рада что вы пришли.
Джейн: Сэм.
- Я повернул голову в сторону кухни. Джейн принесла с кухни большой торт, на котором присутствовали 19 свечек, и цифра 19 из шоколада.
Джейн: Загадывай желание, и задувай свечи дорогая.
- Ко мне подошёл Электроник, и вручил картридж для Polaroida.
Электроник: Ты должен запечатлеть этот момент.
- Я не стал спрашивать, откуда ему вообще известно про мой фотоаппарат, но я последовал его совету, вставил картридж на место, и сделал в последний момент фотографию Саманты, задувающей свечи на торте.
Гости: Урааааа!
- Саманта захлопала в ладоши.
Артур: А теперь, разрежем торт.
- И он стал резать торт. Первый кусочек достался имениннице. Остальные же были разделены между гостями, коих было человек 15, не меньше. Старые школьные друзья Саманты, коллеги по работе Джейн и Артура, соседи, среди которых я нашёл Кеннета, с детьми и женой. Ну и Электроник с Шуриком тоже. Пока Сэм общалась с бывшими одноклассницами, я подошёл к кибернетикам.
Семён: Ещё раз спасибо, за то что пришли.
Шурик: Не стоит. Мы сами рады, что ты нас позвал.
Электроник: Да. Мы не могли не придти. Иначе бы Саманта расстроилась.
Семён: Эл, а ты откуда вообще знаешь про мой фотоаппарат?
Шурик: Так нам Артур сказал, что у тебя есть Polaroid. У меня тоже был, только чёрно белый, и сказал что ты его с собой взял.
Семён: Ух ты. Спасибо что принёс картридж, просто предыдущий весь вышел.
Электроник: Не стоит благодарности.
Семён: Так, братцы, мне понадобится ваша помощь.
Электроник: Да без проблем.
Шурик: А в чём заключается помощь?
Семён: Давайте отойдём в сторонку.
- Я отвёл парней на кухню. Убедившись, что на нас не обращают внимания, я поведал кибернетикам о своих планах на Саманту.
Кибернетики: Да ладно...
Семён: Честно. Даже кольцо есть. Сейчас только принесу его.
Шурик: Давай. Фотоаппарат можешь нам оставить.
Семён: Хорошо.
- Я протянул ему фотоаппарат.
Семён: Пользоваться умеешь?
Шурик: Умею. Не в первый раз такую вещь держу.
Семён: Хорошо. Тогда я за кольцом.
Электроник: Давай.
- Я вышел из кухни, и отправился на второй этаж, в свою спальню. Я вытащил шкатулку с драгоценностями, в виде писем и подарков Саманты, а так же кольцами. Открыл её ключом, висящем на верёвочке на моей шее, и достал оттуда синюю бархатную коробочку, с кольцом Джейн внутри. Проверив коробочку на наличие кольца, я спрятал её в карман шорт, и спустился обратно на первый этаж. Саманта танцевала вместе со своими подругами, гости обсуждали что то между собой, а я подошёл к кибернетикам.
Семён: Кольцо забрал.
Электроник: Покажешь?
Семён: Не сейчас. Скоро увидишь, как и все присутствующие... Осталось только набраться храбрости.
- Только на финишной линии, я почувствовал дрожь, и слабость в коленках. Мною овладевал страх.
Шурик: Семён...
Семён: Что?
Шурик: Ты весь дрожишь.
Электроник: Может дать тебе успокоительного?
Семён: Не стоит... Мне нужно поговорить с Джейн и Артуром...
- Я набрал в лёгкие воздуха, и тяжело выдохнув, пошёл искать Артура и Джейн. Нашёл я их быстро, они смотрели как танцевала Сэм, и её подруги.
Семён: Пора...
- Сказал я им.
Артур: Хорошо, я выключу музыку.
Джейн: Давай Семён, действуй.
Семён: Да, хорошо.
- Артур подошёл к магнитофону, и выключил его.
Саманта: Пап, зачем...
Семён: Сэм...
- Дрожащим голосом сказал я. Саманта непонимающе посмотрела на меня.
Семён: Подойди пожалуйста...
- Я вышел на середину комнаты. Сэм поступила так же. Я подошёл к ней по ближе, и взял её за руки.
Семён: Мы с тобой вместе, вот уже долгие семь лет. За эти семь лет мы с тобой прожили многое. У нас с тобой были взлёты и падения, горькие и счастливые моменты. Всегда, когда я страдал, ты приходила ко мне на помощь. Когда я остался один в темноте, ты находила меня, и освещала мне дорогу, и вела меня за руку. Ты изменила меня. До встречи с тобой, я не любил жизнь, и не оглядывался по сторонам. Я был словно мёртв, но ты меня оживила. Благодаря тебе, я почувствовал вкус жизни, и я увидел в ней много хорошего. Когда ты со мной, мне хочется кричать от радости, а когда тебя нет - рыдать в подушку. Каждое утро, я просыпаюсь в страхе от мысли о том, что всё это могло оказаться лишь чудесным сном. Но увидев с утра твою улыбку, я понимал, что это не сон, а явь. И я хочу, что бы ты улыбалась мне всегда. Я хочу, что бы ты всегда была со мной.
- Я отпустил её руки, встал на колено, достал, и открыл коробочку с кольцом.
Семён: Саманта Смит, ты выйдешь за меня замуж?...
- В комнате повисла гробовая тишина. Все смотрели на нас, а я смотрел на Саманту, которую сразили шок, испуг и удивление. Наконец, после нескольких секунд, которые показались для меня вечностью, она улыбнулась, и ответила
Саманта: Я согласна, Сэм!
- Я встал с колена, и крепко обнял её. Победа! Радостные крики зрителей. В груди пылало пламя. Горячие слёзы Саманты падали мне на плечо. Мы стояли, не выпуская друг друга из объятий, а гости чокались бокалами, и осыпали нас конфетти, и дарили авации. Спустя пару минут, Сэм отпустила меня, и я надел на её палец кольцо.
Саманта: Это же...
Семён: Да. Я хотел подарить тебе другое, но твоя мама настояла...
Саманта: Спасибо Сэм...
- Она поддалась вперёд, и поцеловала меня в губы. Я и не заметил, как Электроник сделал уже третью по счёту фотографию.

Продолжение следует

Спасибо вам, за прочтение данного фанфика, и с наступающим вас новым годом.

Надеюсь вам понравилась моя история. История о любви, и храбрости. Историю о Семёне, и Саманте. О Ромео и Джульетте 20-го века. Продолжение будет совсем скоро. Желаю вам в новом году здоровья, счастья, любви и благополучия. Отдельное спасибо автором мода для игры "Бесконечное лето" - "История Саманты", за прекрасную историю. Ну и конечно мисс Саманте Смит. Эта история не совсем о тебе, а может и вовсе не о тебе, но надеюсь ты простишь мне это. Покойся с миром Саманта. Мы никогда не забудем того, что ты сделала для всех нас. Спасибо так же тем, кто ждал, поддерживал и верил. Продолжение будет в 2017 году.


© AbernatyRoise